Прошло девятнадцать лет. Наступил июль, и российская экономика наконец стала реальной.

В последние двадцать лет процентная ставка в России была ниже уровня инфляции, то есть так называемая реальная процентная ставка была отрицательной. Но теперь её значение стало положительным, что означает, что россияне впервые в истории имеют возможность получить прибыль, положив деньги в банк. Казалось бы, всей разницы — несколько сотых долей процента, но переход к положительной ставке будет иметь глубокий и долгосрочный благотворный эффект на всю экономическую систему.

Мировой экономический кризис перевернул всё. Резкое падение спроса повлекло за собой 7,9-процентное (за 2009-й год) сокращение экономики, и инфляция прекратила свой рост. В первом полугодии цены начали было восстанавливаться, но в последние два месяца вновь наступила небольшая дефляция, а к концу года официально прогнозируется скромный (для России) уровень инфляции — шесть процентов. В условиях малого давления на процесс ценообразования Центральный банк России (ЦБ) за последние полтора года понижал процентную ставку более десяти раз. Но падение темпов инфляции всё равно было настолько резким, что к июню процентные ставки по депозитам немного опережали инфляцию — всего лишь на 0,2 процентных пункта, и так было впервые после 1991-го года.

«Перемены будут глубокими, но не резкими», — считает Питер Уэстин (Peter Westin), старший экономист инвестиционного банка «Атон» (Москва). — «Меньше одного процента, конечно, так что никто особенно на такой разнице не разбогатеет. Но мотивы теперь совершенно другие».

Россияне стали больше доверять банкам, и на счетах стало появляться всё больше депозитов, причём личных в последние несколько лет стало больше, чем корпоративных. С помощью этого дешёвого источника финансирования банки устроили настоящий кредитный бум, что в свою очередь привело к быстрому росту, в течение пяти лет (до краха осени 2009-го года) превышавшему отметку в шесть процентов. Но теперь россияне могут получить реальную прибыль от хранения денег в банке, и рост объёма депозитов теперь ускорится.

«Мы пока находимся на очень ранней стадии цикла, так как на каждый рубль, принятый на депозит, банк выдаёт всего по пятьдесят копеек кредита; из-за кризиса банки всё ещё очень осторожны», — комментирует Уэстин. — «Тем не менее, приток денежных средств стал причиной того, что банки поставляют всё больше и больше капитала и с каждым днём становятся всё здоровее и сильнее. Когда-нибудь они снова приобретут достаточно уверенности и начнут финансировать рост, это лишь вопрос времени».

Как это ни странно, именно нежелание банков выдавать кредиты станет дополнительным стимулом установления положительной процентной ставки: ведь, никому не отдавая поступающие деньги, они снижают так называемое умноженное воздействие (обычно каждый рубль, забираемый с банковского счёта, переходит из рук в руки два или три раза, прежде чем возвращается обратно на счёт), что в свою очередь способствует ещё большему снижению инфляции.

Возвращение в норму

Возвращение «нормальных» уровней прибыли должно принести экономике большую выгоду.

«Отрицательная ставка — это как дыра в бензобаке. Что бы вы ни делали, всё равно бензин кончится и придётся останавливаться», — комментирует Уэстин. — «А положительная ставка означает, что бензин, то есть деньги, больше не будет вытекать из бака. Благодаря тому, что банки не хотят давать кредитов, машина едет очень быстро, и чем больше бензина поступает в бак, тем дальше и быстрее она сможет проехать».

Пример большой выгоды для экономики — это то, что банки смогут лучше управлять своими деньгами, разделяя их между акциями, облигациями и наличными, что позволит сделать финансовую систему в целом более устойчивой. Кроме того, сниженная процентная ставка уже повлияла на зарождающийся рынок ипотеки, где продажи уже миновали рекордно низкий докризисный уровень, что в свою очередь простимулировало важнейшую строительную отрасль. Реальная процентная ставка также позволит продлить срок погашения облигаций, а значит — облегчит долгосрочное инвестиционное планирование; ранее вся инвестиционная деятельность была краткосрочной и основывалась на возможности продлить срок действия займа или облигации, из-за чего Россия была особенно плохо защищена от кризиса доверия на международных рынках кредита. Наконец — и это самое важное — реальная процентная ставка означает, что валютные курсы ЦБ РФ теперь небессмысленны, так как позволяют контролировать как уровень инфляции, так и курс рубля.

Но, по мнению экономистов, чтобы все эти положительные моменты реально можно было почувствовать, ЦБ РФ должен укрепить финансовую систему, влив в неё дополнительные средства и сделав валютный курс более гибким. За последний год ЦБ РФ постепенно уходил с валютных рынков, переходя к курсу на управление экономикой через колебания процентной ставки, а не через скупку долларов. Но предложение денег в российской экономики всё ещё составляет только 45 процентов ВВП, тогда как на Западе нормальным считается показатель в 100–120 процентов. Дефицит денег в системе и вызванные им проблемы перевешивают эффект от изменения процентной ставки, величина которой на самом деле имеет значение только на очень ликвидных и подвижных финансовых рынках.

«Нужна крайне ликвидная валютная база, а в особенности нужен крайне ликвидный и подвижный рынок облигаций, и лишь тогда можно будет управлять экономикой через процентную ставку, побуждая граждан сберегать или же вкладывать средства, повышая или понижая ставку», — считает Уэстин.

Кроме того, государство активно занимается углублением рынка облигаций. Частные компании выпустили целую лавину облигаций — это единственный способ привлечь кредитование банков, но кроме того — государство пообещало провести в этом году массированную кредитную кампанию на сумму 1,2 триллиона рублей (38,9 миллиарда долларов), пытаясь задействовать внутренние ресурсы при обслуживании дефицита.

Досадная проблема — аномально жаркая погода, установившаяся в России. 27 июля температура воздуха достигла абсолютного максимума (37 градусов), и министерство сельского хозяйства уже снизило прогноз урожая зерновых на этот год до 70 миллионов тонн (рекорд — 110 млн. т — был поставлен два года назад). Это повысит уровень цен, и тенденции в области соотношения инфляции и процентной ставки обратятся вспять. Более тридцати из восьмидесяти трёх регионов России уже объявили о чрезвычайном положении, пожарные службы тушат лесные пожары, бушующие по всей стране, пытаясь не дать им нанести чувствительный вред экономике.

«Государство выбросит зерно [из стратегических резервов] на рынок, но если так будет продолжаться и дальше, то замедлятся темпы эскпорта зерновых», — считает Крис Уифер (Chris Weafer), глава стратегического отдела московского «Уралсиба». — «В итоге инфляция может начать расти, и инвесторы облигаций уже нервничают из-за этого: государство может оказаться вынуждено поднимать [процентную] ставку уже в этом году».