Рост цен на золото и увеличивающаяся популярность обезличенных металлических счетов (ОМС) могут обернуться убытками для Сбербанка. Банк, как следует из его отчетности, слишком поздно начал покупать драгметалл, из-за чего разрыв между обязательствами по ОМС и активами, выражеными в физическом металле, достиг 45 млрд рублей. Проблема для банка заключается в том, что большая часть счетов открывалась при цене золота $1,6 тыс. за унцию, а докупать его в случае необходимости (или расплачиваться с вкладчиками деньгами) придется по текущим, гораздо более высоким, котировкам. Соответственно, убыток Сбербанка по ОМС может составить 4,3 млрд рублей.

Активность населения в первом полугодии в части открытия обезличенных металлических счетов, согласно отчетности Сбербанка, привела к увеличению обязательств Сбербанка на конец июля почти до 80 млрд рублей. Вместе с тем, по словам начальника аналитического управления Банка проектного финансирования Максима Осадчего, Сбербанк вкладывал привлеченные средства не в физическое золото, а в другие активы. «Лишь в июле банк начал докупать драгметалл, потратив около 9 млрд рублей, в результате чего смог показать на счетах по итогам июля золота на сумму 31,3 млрд рублей, однако к тому времени разрыв между обязательствами по золоту и физическим его наличием составил 45 млрд рублей», — сообщил Максим Осадчий.

Поскольку с начала июля за июль цены на золото (на Нью-Йоркской бирже NYMEX) выросли с $1,5 тыс. до $1744 за унцию (по данным на 12 августа), потери Сбербанка могут составить 7,3 млрд рублей. Даже если учесть, что большинство ОМС открывались при котировках $1,6 тыс. за унцию, потерь все равно получается более 4 млрд рублей.

Правда, эксперты считают, что крупнейший банк страны найдет способ избежать серьезных потерь — тем более что несоответствие обязательств по золоту золотым активам не является нарушением. «Золото приравнивается к валюте. Так же, как в отношении любой валюты, банк обязан поддерживать определенный уровень соотношения активов и обязательств. Но непокрытых обязательств может быть в размере 10% от капитала», — отмечает партнер компании BDO Денис Тарадов. То есть даже если у Сбербанка нет валюты в эквиваленте 45 млрд рублей, то все равно при собственном капитале почти в 1,2 трлн нарушением это не является. Кроме того, по словам Тарадова, Сбербанк может иметь соответственные золотые счета в банках-корреспондентах, чтобы закрывать позицию по обязательствам.

В свою очередь, зампред одного из банков, входящих в тор-10, отметил, что у Сбербанка могут быть взаиморасчеты с кем-то, кто держит остатки на счете клиента в виде золота. «Кроме того, есть общая ликвидность, из которой можно закрыть разрыв. В том, что Сбербанк может это сделать, я думаю, никто не сомневается», — заметил источник.