Ровно 35 лет назад из-за арабского нефтяного эмбарго западная экономика пережила свой самый сложный период после Второй мировой войны. Поэтому понятно, что, когда Россия, Иран и Катар, сидящие на большей части мировых запасов газа, пытаются основать клуб, который до боли напоминает Организацию стран-экспортеров нефти, да еще в тот момент, когда на мир надвигается очередная жестокая рецессия, многим становится несколько не по себе.

Что ж, действительно, на бумаге у зарождающейся 'газовой ОПЕК' силы будет ничуть не меньше, чем у 48-летнего нефтяного картеля. 'Газовая тройка' контролирует 55 процентов известных мировых запасов природного газа — три главных члена ОПЕК контролируют примерно такую же долю мировых запасов нефти. В Северной Америке и европейских странах сосредоточено всего 9,6 процента запасов газа, причем и там, и там газ занимает все большую долю в электрогенерации и выработке тепла.

Однако на этом сходства между двумя картелями заканчиваются. В отличие от нефти и нефтепродуктов, природный газ до сих пор продается в основном на региональных рынках и поставляется по трубопроводам, и лишь в дополнение к этому существует растущий рынок сжиженного природного газа, который, как и нефть, можно танкерами доставлять на тот континент, где дают лучшую цену. Так что как бы 'Газпром' ни вертел Европейским Союзом, как бы ни запугивал бывшие вассальные государства — что ему удается, — экономика этих двух рынков различается в достаточной мере, чтобы уверенно сказать: пока что успешный картель по 'голубому топливу' — не более чем голубая мечта.

Чтобы цепочка поставок СПГ нормально работала, обеим сторонам этого рынка необходимо вкладываться в дорогостоящую инфраструктуру и строить для газа специальные танкеры. И оправдать такие инвестиции при поставке газа, например, из Катара такому крупному потребителю, как Южная Корея, можно только контрактом на несколько десятилетий вперед. В отличие от нефти, в мире полно 'ничейного', неразработанного газа, так что надежный покупатель здесь ценнее, чем на нефтяном рынке. Что же до Ирана, слишком поздно вошедшего в производство СПГ, то его газ так и останется в земле, если он будет слишком нелюбезен с потребителями.

Через несколько десятков лет, когда вся эта инфраструктура будет оплачена, картель, может, и начнет действовать. Но, может быть, будущие члены 'газовой ОПЕК' хоть чему-то научатся на ошибках своих нефтяных собратьев, которые в 70-е годы оказались слишком жадными. В ответ Запад научился экономить топливо, разработал его новые источники, и сегодняшняя ОПЕК — уже не более чем бледная тень самой себя.