Экономика в наше время стала линией фронта. По мере углубления спада все сильнее и быстрее растет безработица. Избежать усиления социальной напряженности — вот суровое испытание, которое предстоит пройти нашим политикам.

Чем сильнее финансовый кризис оказывает свое влияние на реальную экономику, тем активнее звучат требования дать ответы на возникающие сегодня проблемы краткосрочного порядка, в которых не учитываются долговременные издержки. Один такой «ответ» — это протекционизм, или политика отступления в пределы национальных границ, которая в последние 20 лет казалась полностью побежденной.

Самое важное — это предотвратить такое развитие событий в Соединенных Штатах и Европе. Если эти гиганты и традиционные сторонники свободной торговли прибегнут к мерам протекционизма, то расплачиваться придется всему миру — будь то повышение цен, уменьшение выбора или снижение качества продукции. Такая политика по принципу «разори ближнего своего» не только не решит проблемы нынешнего кризиса, но и задушит конкуренцию и нововведения, в результате чего все мы станем беднее.

В центре сегодняшнего кризиса находится банковский сектор. Сталкиваясь с неотложной задачей сокращения рисков и расходов, банки в массовом порядке снижают предоставление кредитов сектору реальной экономики. Ситуация особенно серьезна в посткоммунистической Европе, где более слабые валюты, такие как форинт или гривна, с сентября прошлого года потеряли треть и более своей стоимости по отношению к евро и доллару. А в результате повышается уровень долга как для отдельных граждан, так и для всего государства. Причина в том, что значительная часть долга деноминирована в евро и долларах, и происходит все это в момент, когда ориентированные на экспорт экономики данных стран, привязанные к европейским цепочкам снабжения, на себе испытывают мощные удары рецессии, происходящей западнее их самих.

Наши последние прогнозы на 2009 год говорят о том, что Восточной Европе и странам бывшего Советского Союза предстоит период стагнации, когда средние темпы роста будут составлять не более 0,1 процента. Однако в ведущих экономиках Западной Европы картина еще более мрачная. Еврокомиссия считает, что экономика еврозоны в текущем году сократится на 1,9 процента.

Во времена замедления роста и увеличения безработицы возникает соблазн запереть двери и попытаться навести порядок в собственном доме. Однако действительность намного сложнее. Значительная часть производственных мощностей Европы находится сегодня на востоке и юге, а подавляющее большинство восточноевропейских банков принадлежит небольшому количеству банков из Западной Европы.

Долгие годы после падения коммунизма все мы пользовались выгодами и преимуществами от восстановления деловых связей, которые во многих случаях имеют глубокие исторические корни. И сейчас крайне важно, чтобы эти банки и компании сохранили возможность для выполнения своих обязательств перед Восточной Европой. Не менее важно и то, чтобы в национальных пакетах помощи экономике при разработке гарантий для внутреннего кредитования, мер защиты вкладчиков и регулирования капитала в полной мере учитывался такой международный аспект.

Однако не все страны Запада испытывают кризис в той же мере, что и государства на востоке. Налогоплательщики захотят услышать объяснения по поводу того, почему национальные меры помощи должны выходить за пределы границ их стран. А разговоры о масштабных наднациональных программах неизбежно вызовут в некоторых государствах страх перед тем, что им в итоге придется расплачиваться за ошибки других.

Это обоснованные и справедливые опасения, и на них необходимо дать ответ. Политические лидеры, социальные партнеры и представители бизнеса должны объяснить, что в интересах всех и каждого — вместе преодолевать нынешние проблемы. Неприятная правда лучше, чем приятная ложь.

Западная Европа в последние годы существенно выгадала от быстрого развития восточноевропейских стран. Когда нынешний кризис будет преодолен, снова станет очевидно, что страны на востоке обладают перспективными и динамичными рынками, и что западноевропейские экономики нуждаются в этих рынках для поддержания собственной конкурентоспособности в глобализованном мире.

Государствам Восточной Европы придется точно так же внести свой вклад. Это касается и финансов, и создания механизма предотвращения таких кризисов в будущем. Непозволительно высокий уровень текущего платежного баланса и бюджетного дефицита необходимо снизить, а недостатки регулирования — откорректировать.

Отдельные страны-члены, включая Австрию и Швецию, публично заявили о том, что их планы экономической поддержки позволяют их банкам как и прежде работать в Восточной Европе безо всяких ограничений. Сейчас и Евросоюзу нужно безотлагательно оказать помощь своим восточным членам и соседям. Министры финансов стран ЕС должны включить вопросы кризиса банковского сектора на востоке в свою повестку и найти по-настоящему европейские решения.

Еврокомиссия по вполне понятным причинам предупредила на прошлой неделе, что единый европейский рынок окажется под угрозой, если страны-члены будут по-прежнему следовать нескоординированным планам спасения только «своих» банков.

Европейский банк реконструкции и развития в настоящее время взаимодействует с Европейским инвестиционным банком и Группой Всемирного банка в рамках координации международных усилий по обеспечению надежного уровня финансирования и оказания экспертной помощи в целях поддержки банковских сетей в Восточной Европе.

Когда лидеры «большой двадцатки» соберутся в апреле на свой лондонский саммит, на карту будет поставлено очень многое. Столкнувшись с угрозой провала финансового сектора, который утратил свою стыковку с реальной экономикой, мы должны действовать все вместе, чтобы заложить основы нового, более устойчивого экономического порядка. Протекционизм не дает нам приемлемых альтернатив, а лишь грозит усилить нынешний кризис. Неудачные рецепты из прошлого не дадут нам лекарства на будущее.