Все больше женщин, в том числе и весьма почтенного возраста, впадают в зависимость от реборнов. Увлечение, надо сказать, не из дешевых. Но и игрушки выполнены весьма искусно. Вот уж действительно: то ли люди, то ли куклы.

Ане — всего 18. Неудивительно, что малыш вызывает у нее чувства противоречивые: то в девушке просыпается материнская нежность, а то и непреодолимое желание избавиться от ответственности.

Бабушки волнуются зря: Аня — не кукушка и даже не мать. Пугает прохожих куклой, как две капли воды, похожей на младенца. Девушка погружена в учебу, а игрушка помогает справиться с рано проснувшимся материнским инстинктом.

«Если ты приходишь после дня такого неудачного, берешь эту куклу на руки и понимаешь, что это маленький ребенок, так сказать, и он помогает дальше жить», — признается Анна.

Таких пупсов называют «реборны», в переводе — «возрожденные». Вторую жизнь в заводские куклы вдыхает ручная сборка, роспись с проработкой мельчайших деталей — вплоть до складочек кожи и сосудистых сеточек. Даже волосы — с головы живых детей. Такой реализм многих сбивает с толку.

Оксана хотела делать реборнов на продажу, но не удержалась и заигралась. У женщины четверо детей, но как только выдается свободная минута, она нянчит кукол. Перед живыми малышами у реборнов преимущество: они не растут.

«Я люблю любых детей, но маленьких я люблю как бы больше — больше тяготение», — поясняет Оксана Кошелева.

С первого взгляда куклы-реборны выглядят пугающе — похожи на заколдованных детей. Но стоит взять игрушку на руки, и испытываешь инстинктивную нежность. Заставить себя бросить или сломать такую куклу практически невозможно. На эту психологическую удочку попалась и Людмила: покупала реборна для маленькой дочки, но привязалась к кукле и сама. Теперь в семье, кажется, уже двое детей. Для каждой — в машине по детскому креслицу. В магазин за покупками и на детскую площадку тоже ходят всей семьей. «Когда хочется много детей, их нужно заменить чем-то», — считает Людмила Скрылева.

У Татьяны «внукозаменителей» уже более десятка. Хобби, которое переросло в настоящую страсть, отнимает не только все свободное время, но и почти всю пенсию. Остановиться женщина, кажется, уже не может. «У меня трое внуков — все уж взрослые, выросли, но по магазинам по маленьким отделам мне нравится ходить, и хочется каждого малыша одеть по-своему», — говорит Татьяна Баранова.

Знакомые и соседи на играющих в дочки-матери взрослых женщин смотрят с недоумением, а психологи — и вовсе с тревогой. «По сути дела, это является имитацией мертвого ребенка, и здорового человека это сходство с живым ребенком должно настораживать или отталкивать», — считает психолог Евгений Кульгавчук.

Взрослых женщин, которые играют в куклы, психологи называют инфальтильными, но отмечают: в этом нет ничего страшного, если хобби не мешает заводить своих малышей и нормально воспитывать их. Как говорится: «Чем бы дитя ни тешилось…»