Экс-министр обороны Анатолий Сердюков, вызванный 11 января на допрос по делу «Оборонсервиса», отказался от дачи показаний. В СК РФ отказ свидетельствовать против себя восприняли как нежелание бывшего главы Минобороны содействовать следствию в выяснении всех обстоятельств преступления и «стремление воспрепятствовать расследованию».

ИА REX: О чём молчит Сердюков? Почему избрал такой путь?

Юрий Юрьев, политконструктор:

Как следует из сюжета, Сердюков отказался отвечать на вопросы следствия, но идёт на сотрудничество со следствием в своей собственной редакции, представив письменные пояснения по интересующим следствие сделкам. Их вполне можно считать показаниями. Но их можно счесть и недостаточными показаниями, а молчание, как компрометирующую патриотизм Сердюкова позицию.

Если бы Сердюков спешил прояснить ситуацию и сократить издержки государства на следственную работу, он бы сотрудничал со следствием в соответствии с вопросами следствия. А пока что он тянет время, а в это же время множатся расходы на отопление, освещение и прочие расходы не только на следствие, но и на расследуемые объекты. Для государственного деятеля понятно, что каждая неделя его молчания — это существенные убытки для государственного бюджета. И если обычный гражданин по мелкому делу с одним-двумя эпизодами не наносит серьёзного ущерба государству, то фигуры государственного масштаба и по статьям о государственных преступлениях морально не вправе затягивать следствие, поскольку затяжки ставят под сомнение их квалификацию и патриотизм как госслужащих.

Роман Лискин, журналист:

Накопали следователи в отношении Сердюкова пока только один железный эпизод: когда он был министром, по его указанию, по версии следствия, провели 8 км дороги за счёт бюджета, к дому его родственника. Квалифицируется это деяние, как злоупотребление служебными полномочиями в крупном размере, если конечно, не будет доказано иное.

Александр Хохулин, журналист:

Сердюков обижен на весь мир — он так много сделал хорошего для российской армии, а его из министров выгнали, ославили, с обысками к не чужим для него женщинам врывались в самое неподходящее время, а теперь ещё какие-то, понимаешь, следаки на допросы тягают. Так я вам не подарок к 8 марта! Мы еще не забыли, что такое честь офицерская, не дождетесь! Даже если и докажут, что спал с подчинёнными, так я мужик, в конце концов, за аморалку никого не сажают. Украли там что-то? Может, и украли, у меня сотни тысяч людей под началом, за всеми не уследишь. Самому крохи перепали? Так ещё в старые добрые времена вкатывали строгача с занесением за проявленную «личную нескромность» и прощали, а вы меня под статью подвести хотите?!

В целом похоже на то, что в головушке опального Анатолия Эдуардовича спутались образы российского государственного деятеля с поручиком Ржевским. Будем надеяться, что Следственный комитет РФ поможет ему разобраться с этой путаницей.