Три дня Владимир Путин усиленно занимался обороноспособностью страны. А в это самое время стремительно развивался сюжет, таящий в себе не менее страшные угрозы россиянам, чем ракеты НАТО.

Как кариес обнажает больной зуб, так и события в Украине обнажили проблему проблем: психический фон нации, окормляемой телевизионными пастырями, в опасности. Тут впору не обороноспособностью заниматься, а психиатрией. Девять лет пролетели как один миг. Поздней осенью 2004-го «оранжевая» революция стала главной темой российского ТВ.

Сергей Брилев заканчивал свои передачи улыбкой Моны Лизы и ехидненьким «до побачення». Федеральные каналы отчаянно лоббировали Януковича, не уставая мочить в сортире Ющенко вкупе с Тимошенко. Первому инкриминировалось увлечение мезотерапией; второй не простили косу и новый цвет волос. Белокурость в политике стала трактоваться как синоним агрессивности. (На мадам Слизку, только накануне перевоплотившуюся по примеру Мерилин Монро в платиновую блондинку, было страшно смотреть.) Никто из толмачей даже не пытался ответить, чем оба Виктора, вытянутые из одной колоды, отличались на старте.

Россия поставила на Януковича и не желала ждать, кого выберет народ. Сторонники будущего президента Ющенко именовались не иначе как «экстремисты», пока вдруг не обнаружилось, что их количество достигает 2 миллионов на площади. Тогда экстремисты обернулись революционерами, и тут уж зритель вконец утерял нить событий. Единственное отличие прежних волнений от нынешних (хотя бы на уровне картинки) — стада политологов, кочующих из Останкина в Киев и обратно. Хотя зачем сегодня агитпропу стада политологов, когда у него есть Дмитрий Киселев? В своей воскресной проповеди он сразу взял верхнее «до»: Вильнюс-2013 — это едва ли не Мюнхен-1933. Цель одна — лишить Россию союзников. Впрочем, богатая тема быстро отошла на второй план, так как на горизонте нарисовалась еще более богатая. Д. К. обнаружил в недрах Евросоюза коалицию Швеции, Польши, Литвы. Неразумным он пояснил: это ровно та коалиция (королевство Швеции, Речь Посполитая, Великое княжество Литовское), с которой Петр Первый славно бился под Полтавой в 1709-м. Если кто еще из программы средней школы помнит, что по Люблинской унии Литва объединилась с Польшей в Речь Посполитую в 1569-м, — забудьте. Для идеологических наперсточников приоритетны не факты, а патриотичность версии.

Все, что происходит сегодня, настаивает Д. К., — реванш за Полтаву. Для красоты версии он еще вспомнил, что Карл Бильдт, бывший председатель правительства и нынешний министр иностранных дел Швеции, потомок древнего рода, где были и генералы. Заодно тонкий аналитик приобщил к делу злопамятного Бильдта его любовь к углеводородам и службу в ЦРУ, чьим агентом он был в молодости. Если для Бильдта сотрудничество со спецслужбами негативный факт, то для Путина — более чем положительный. Львиную долю проповеди Д. К. отдал успехам президента. Тот, оказывается, выстроил такую международную комбинацию, которая разрешилась «по выгодному России и Украине сценарию». Пока зритель приходит в себя от выгодного украинского сценария (он материализуется на его глазах здесь и сейчас, на экране, в боях за Майдан), Киселев продолжает песнь песней: «Может, опыт работы в разведке до сих пор помогает?» Вообще, о чем бы ни говорил российский агитпроп во главе с нашим проповедником, он говорит о Путине.

Федеральные каналы хотят своими информационными выпусками понравиться прежде всего ему. Поэтому в нынешние критические дни каналам приходится особенно трудно. Мало того что ситуация в Киеве меняется ежечасно. Мало того что в 2004-м там был один лидер, а теперь их вон сколько. Так ведь еще и сигналы от Первого лица поступили только воскресным вечером. А до этого все выпутывались, как могли. НТВ был на удивление кроток. Первый старался изо всех сил балансировать на грани. Зато «Россия» в качестве государевых уст отважно крушила врагов отечества. И ведь не зря данная корпорация ест свой хлеб. Еще до того, как Путин вынес вердикт («это не революция, а погром»), госканал шел именно по означенному пути. Главной задачей было показать украинский бунт, бессмысленный и беспощадный.

С этой целью братья-славяне представляются неразумными детьми, которым Евросоюз пообещал много мороженого, но ведь обманет, непременно обманет. Понять из ящика суть гражданского противостояния решительно невозможно. Лидеры оппозиции Кличко, Яценюк, Тягнибок в трактовке ящика неотличимы друг от друга, как близнецы-братья. Вывод о том, что Кличко пользуется большей поддержкой восставших, можно сделать только косвенным образом. Уж очень он не нравится Киселеву: «Это американский проект, у него мусорная команда». Все осторожно поглаживают по холке Януковича за правильный выбор. Но только до того момента воскресного вечера, пока он не сообщил, что в ближайшие дни снова встретится с главой Еврокомиссии.

Тут же политолог Константин Симонов заклеймил ренегата на канале РБК: Янукович, мол, занимается тем, что умеет лучше всего, то есть политическими разводками. Доминантная тема — экспорт «оранжевых» политтехнологий. Ждем Мамонтова — это его конек. А пока обходимся скромными силами. Госканал под видом свежего синхрона уже в которой раз «крутит» тетю обкомовского вида из Севастополя, заявляющую с решительностью Степана Разина: нам не нужна евроинтеграция, скоро этот бред кончится. Бред, однако, продолжается. Депутат горсовета Севастополя от Партии регионов Сергей Смолянинов обратился к Путину с просьбой оказать военную помощь для защиты от США.

И над всем этим кипящим абсурдом реет максима грустного Левичева, которую нужно срочно «отлить в граните»: «Толпа не может инициировать истину». Делаем глубокий вздох. Даже не пытаемся понять, почему Россия регулярно норовит выпасть из исторического времени, как лишний гриб из лукошка. Ждем очередной проповеди Киселева. Раз уж так актуальна тема Полтавы, интересно знать: кого высочайший аналитик назначит на роль гетмана Мазепы? Того самого, который за год до битвы перешел от Петра I на сторону Карла XII. Имеет смысл запастись копией ордена Иуды — его царь велел изготовить в единственном экземпляре для изменника Мазепы. Нам без врагов и предателей никак нельзя. Ведь кардинальная задача отечественной пропаганды — не поиск ответов, а поиск врагов. Так что пора, давно пора, наладить массовое производство ордена Иуды.