В Эстонию предпочитают впускать только высококлассных специалистов: «мы по сей день залечиваем раны колонизации».

«Люди с мозгами нам нужны», — объясняет министр внутренних дел Кен-Марти Вахер изменение закона об иностранцах. Рассматриваемые в Рийгикогу поправки к Закону об иностранцах шире раскрывают двери для высококлассных специалистов, но должны держать на расстоянии от Эстонии экономических беженцев, угрожающих опасности и стабильности, рассказал министр.
Для этого будет введено ускоренное производство по разрешениям на работу и видам на жительство для прибывающих в Эстонию высококлассных специалистов, предпосылкой для этого станет выплата им двукратной средней эстонской зарплаты, рассказал Вахер в интервью газете Eesti Päevaleht.

«В Эстонии существует структурная нехватка рабочей силы в сфере коммуникаций и инфотехнологий, а также в других областях, требующих инженерных навыков. Мы открыты для ученых, студентов, высококлассных специалистов — для мозгов, которые обогатят нашу экономику и науку. В то же время мы исходим из консервативной иммиграционной политики: мы не хотим дешевой рабочей силы и экономических беженцев», — сказал Вахер.

«Если речь идет о надежных работодателях или вузах, то мы можем предоставить визу в ускоренном порядке работникам из третьих стран (из-за пределов Европейского союза — прим. ред.). Если человек хочет остаться на более длительный срок, чем шесть месяцев, то, согласно законопроекту, ходатайство о виде на жительство можно будет подать, находясь в Эстонии. Сейчас ходатайство о виде на жительство можно подавать только в представительстве эстонского государства за рубежом. Также мы дадим зарубежным студентам возможность остаться работать в Эстонии на шесть месяцев после окончания учебы», — поделился Вахер.

Означает ли это создание регистра необходимых профессий и надежных предприятий? «Касса по безработице должна будет предоставлять подтверждение, что представителя профессии в Эстонии найти невозможно. Открытый конкурс не надо будет организовывать в течение шести недель. Если в случае обычного производства существует требование, чтобы зарплата составляла среднюю по Эстонии зарплату, помноженную на 1,24, то в случае ускоренного производства зарплата будет в два раза выше средней», — рассказал министр.

По словам министра, эстонские ИТ-фирмы ежегодно нуждаются в 300-400 работниках. «Наша квота, которую менять не будут, составляет 0,075% от населения, то есть — почти 1000 человек. В 2012 году квота осталась невыполненной на 40%. Планируемые поправки создадут предпосылки для того, чтобы квота была выполнена», — сказал Вахер.
Говоря о том, зачем препятствовать въезду низкооплачиваемой рабочей силы, в то время как наши люди массово уезжают в Финляндию, министр ответил, сославшись на безработицу. «Я напоминаю, что в Эстонии уровень безработицы составляет почти 10%. Заполнение этих должностей должно происходить внутри Эстонии», — подчеркнул Вахер.
Отвечая на вопрос журналиста о том, каким образом нам угрожал бы приезд других людей, раз эстонцы научились мирно уживаться с несколькими сотнями тысяч эмигрировавших в Эстонию в советское время людей из России и Украины, Вахер подчеркнул необходимость сохранить эстонскую культуру. «Раны колонизации, произошедшей во время советской оккупации, мы залечиваем по сей день и, может быть, будем лечить еще целое поколение. Эстония является национальным государством и, согласно конституции, мы обязаны сохранять нашу культуру. В Европе достаточно примеров, когда в страну прибыло большое количество людей, которые чувствуют себя чужеродными. Я считаю необходимым защитить Эстонию от такой проблемы», — заявил Вахер.

«Раз у нас живет 90 000 лиц без гражданства, значит эти проблемы еще не решены, — отвечает Вахер на вопрос о том, действительно ли еще сохранились проблемы, связанные с советскими эмигрантами. — Это число уменьшается, так как люди покидают этот свет. Появляющиеся поколения лучше интегрировались в общество, чем их предшественники — знают эстонский язык, то, как действует наше общество, и, по всей видимости, лояльны эстонскому государству».
Говоря о поправках, Вахер отметил, что Эстония предпринимала шаги для того, чтобы исключить возможность прибытия сюда мусульманских радикалов. «У нас очень мало мусульман, и поэтому нет и того, что обычно является средой для возникновения таких общин», — сказал глава МВД.

Журналист поинтересовался, помог ли отказ в убежище афганскому переводчику избежать таким образом возникновения бреши в столь закрытой системе. «Ходатайство об убежище можно подавать на границе, чего в случае с афганским переводчиком не произошло. Об убежище не ходатайствуют посредством электронной почты с другого конца света», — заявил Вахер.