Гена только что опубликовал на своей страничке в Facebook фото, на котором, взявшись за руки, целуются двое российских юношей. В Москве идет обильный снег. Подпись на английском языке гласит: «Россия в параллельной вселенной». Молодой человек родился в российской столице 28 лет назад. В своей стране он никогда таких фото не видел. Будучи геем, он никогда не решался сказать об этом, даже своим родным.

Однополые отношение в России осуждались всегда. Однако после того, как год назад был принят Закон против пропаганды гомосексуализма и педофилии, если два человека одного пола идут по улице, взявшись за руки, они могут быть подвергнуты штрафу или наказанию в виде лишения свободы. «Многие гомофобы восприняли этот закон как разрешение на грубое обращение с гомосексуалистами», — говорит Гена.

Хотя Гена выехал из страны до вступления закона в силу, ему пришлось вынести немало оскорблений. По этой причине он обратился с просьбой о предоставлении убежища к Аргентине, которую он посетил в качестве туриста в 2009 году и в которую влюбился. Ему нравилось идти за руку с другим юношей и видеть, как это делают другие, посещать без утайки гей-кафе, без страха идти по улице, хотя его гомосексуальность бросается в глаза. Ему нравятся четкие законы, которые его защищают. И, кроме того, он влюбился в одного молодого человека.

Подобно ему, семь граждан РФ обратились в Аргентинскую федерацию ЛГБТ за консультацией по поводу обращения в Национальную комиссию по беженцам (Conare). Еще столько же сделали это частным образом. Два российских гражданина обратились в Сообщество гомосексуалистов Аргентины (CHA), где их проконсультировали относительно необходимых действия для получения официального статуса беженца.

Кроме того, несколько дней назад мужская пара и несколько пар российских лесбиянок, сочетавшихся браком в Буэнос-Айресе, также обратились с просьбой об убежище.

Гена, который еще ждет официального решения, рассказывает нашей газете, что для него было очень непросто оставить свою страну, семью, друзей. Чтобы проиллюстрировать, насколько далека Аргентина от России (и не только в смысле расстояния), он добавляет: «Вспоминаю, что когда я впервые собирался сюда, мои друзья вначале сказали: „Да ты с ума сошел, возьми с собой воды, а то ее там нет, возьми туалетной бумаги, кто его знает“. Дело в том, что никто ничего про Латинскую Америку не знает. Многие думают, что это одна страна и при том достаточно бедная».

Но предубеждения его не остановили. Побывав в США, Европе и Аргентине, где он узнал, что значит жить, не таясь, Гена решил: пути назад нет и нужно использовать возможность лучшей жизни. И сделал свой выбор. «В России гомосексуализм — эта тема, о которой лучше не говорить. Гомосексуалисты могут жить, но они не должны ничем выделяться. Я никогда не мог представить своего возлюбленного. Идти, взявшись за руки, совершенно невозможно. В противном случае вы наверняка нарветесь на неприятности».

Хотя Гена перебрался в Аргентину, когда в России еще не был принят закон о запрете пропаганды гомосексуализма и педофилии среди несовершеннолетних, неприятностей ему избежать не удалось. «Я покинул Москву вовремя, когда еще не вступил в силу закон. Хотя мне и пришлось испытать на себе издевательства», — говорит он, вспоминая неприятные эпизоды в средней школе и ВУЗе. Он окончил Московский экономический институт. Когда он выходил потанцевать, ему тоже было страшно. «В России не как здесь, где гей-клубы действуют открыто, имеют вывески. Там не так: ты должен точно знать место, поскольку гей-клубы в России себя не афишируют», — рассказывает он, добавляя, что гомофобы узнают об этих местах и избивают выходящих. «Однажды мы с другом вышли из гей-клуба и собирались перейти по подземному переходу на другую сторону улицы, чтобы взять такси. На другом конце туннеля нас встретила группа молодежи в возрасте от 25 до 30 лет, которые выкрикивали оскорбления в наш адрес, затем избили и ушли». Когда Гена обратился с заявлением в полицию, у него его не хотели принимать. «Нам сказали, что найти никого не смогут, что в этом месте нет камер видеонаблюдения. Наше заявление не приняли», — вспоминает он. И подчеркивает: «Я всегда говорил, что проблема в России не с законами, а с людьми».

Секретарь по международным связям Аргентинской федерации ЛГБТ Алехандро Насиф Салум (Alejandro Nasif Salum) вступает в разговор, указывая, что закон был принят, потому что в обществе существовал консенсус. «Подобные законы прежде всего придают легитимность тому, что существует в обществе. Государство не предоставляет тебе защиты, хотя это его обязанность, поскольку оно подписало договоры о соблюдении прав человека. Именно поэтому у нас было очень важно принять закон об однополых браках [2010]. Таким образом, государство посылает сигнал о недопустимости дискриминации. А в России принятие закона дало прямо противоположный результат».

Гена слушает сотрудника Федерации, куда он обратился за консультацией, и соглашается. По его мнению, жизнь в Аргентине, как в другом мире. «Здесь к гомосексуалистам относятся более человечно. Самое главное, что здесь я чувствую себя защищенным и свободным. Я думал, что получу убежище раньше, но с другой стороны все имеет свои сроки», — говорит он.

Насиф Салум поясняет, что статус беженца дают далеко не каждому. «Его не дают любому, кому было плохо у себя на дома, — поясняет активист. — Такой статус предоставляется лицам, которых преследует государство, открыто нарушая их права. Или в том случае, если их права не соблюдаются должным образом».

В Национальную комиссию по беженцам поступают запросы на предоставление убежища по самым различным причинам. С тех пор, как вступил в силу закон об однополых браках и гендерном равенстве, наблюдается рост числа заявок в связи с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерного равенства, причем не только от российских граждан. «Аргентина стала одной из первых стран, которые стали предоставлять статус беженца в связи с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерного равенства. В мировом масштабе страна лидирует по данному вопросу, хотя законодательно это четко не прописано», — говорит сотрудник Аргентинской федерации ЛГБТ.

Этот борец за сексуальное разнообразие подчеркивает, что в России не только существуют гомофобия, дискриминация и насилие в отношении секс-меньшинств, но и государство в законодательном порядке поддерживает подобную практику. Гена постоянно пытается объяснить своей семье, что очень по ней скучает, но не может жить в условиях несвободы. Теперь он наконец в открытую заявил о своей гомосексуальности. Раньше это было закрытой темой. Именно из-за нее любимец всей семьи был вынужден покинуть свою родину.