Путин много сказал в Бюджетном послании на прошлой неделе, но кое о чем промолчал, причем, это «кое-что» очень важное. Так считают в Центре развития, в чьих «Комментариях о Государстве и Бизнесе – № 24» содержится разбор речи президента (краткое изложение бюджетного послания на Slon, полный текст на сайте президента РФ).

Вот что беспокоит Центр развития:

— Центральной пункт послания – это введение нового «бюджетного правила», которое ограничит использование нефтяных сверхдоходов. Все, что выше среднегодовой цены «черного золота» за последние 5 лет, будет отправляться не на текущие нужды, а сберегаться в Резервном фонде и Фонде нацблагосостояния (ФНБ). И это, наверное, хорошо. Но немного беспокоит воспоминание о том, что предыдущее бюджетное правило было отменено немедленно после начала кризиса.

— Выполнение бюджетного правила в 2013 году потребует сокращения запланированных на 2013 год расходов на 343 млрд рублей, заявил министр финансов РФ. В Послании об этом ничего не было сказано.

— В нынешней версии бюджета есть перекос в сторону расходов на оборону и финансирование дефицита Пенсионного фонда. Из-за этого ограничены расходы на образование, здравоохранение и т.д. Но в послании четко сказано: «Расходы на образование, науку, инфраструктуру должны быть приоритетными». Как изменят теперь бюджет и изменят ли вообще?

— Бюджетное правило – жесткое, но у правительства есть лазейки, о которых Путин говорит в послании прямо, – часть дополнительных нефтегазовых доходов может направляться на покрытие дефицита Пенсионного фонда и финансирование инфраструктурных проектов.

— С одной стороны, «налоговая нагрузка на несырьевые сектора экономики не будет повышаться по крайней мере до 2018 года», а, с другой стороны, величину этой налоговой нагрузки парламенту еще только предстоит утвердить в нынешнем году, и нигде в послании не говорится, что эти новые ставки не будут выше. Возможно, они будут такими, что, действительно, до 2018 году не будет смысла их поднимать.

— Девальвировать рубль – простой способ повысить текущие поступления в бюджет и рублевую оценку Резервного фонда и ФНБ. «Хотя г-н Игнатьев обычно с гневом отвергает такую возможность, с учетом всех обстоятельств этот вариант представляется нам вполне вероятным», – пишет ЦР.

— Наконец, пункт, который вызывает у ЦР «экзистенциальный страх», – формирование программного бюджета, который должен увязать расходные обязательства с целевыми показателями работы министерств и ведомств. Эти целевые показатели записаны в президентских указах от 7 мая 2012 года – повышение продолжительности жизни и рождаемости, 1,5-кратный рост производительности труда к 2018 году (7% в год!) и взлет на 20-е место по рейтингу Doing Business (с 120-го). Об этом «можно с удовольствием помечтать, но вот как достичь – никому не понятно», поэтому Центру развития министров «по-человечески жаль».