Развернул Комсомольскую правду за 20 августа: Президент России Владимир Путин в понедельник поздравил академика Олега Богомолова с 85-летием.

«Солидный профессиональный опыт, глубокие знания, энергия и энтузиазм помогают Вам на протяжении многих лет преданно служить интересам отечественной науки, активно заниматься организаторской, общественной, преподавательской работой — говорится в поздравительной телеграмме,-. Школа академика Богомолова пользуется высоким авторитетом в России и за рубежом — это фундаментальные труды и серьезные исследования, это несколько поколений талантливых учеников и последователей, достойно продолжающих дело своего наставника».

Олег Богомолов — доктор экономических наук, профессор, академик АН СССР с 1981 года и РАН с 1991 года.

Все верно: и 85,и ДЭН, и профессор, и академик двух и даже трех академий. Непонятно только за что конкретно удостоен внимания престарелый ученый. За то, что почти всю свою сознательную жизнь строил социализм? За то, что развалил построенное и сбежал? За то что принял деятельное участие в строительстве капиталистического криминального урода? За то, что осеняет себя православным крестом? Попробую разгадать эту загадку.

Захожу в архив газеты «Завтра» и читаю статью академика «Двадцать лет спустя. Еще раз о безальтернативности рыночных реформ». Что могу сказать о статье я, свидетель и участник тех «безальтернативных» событий? Престарелый экономист — рыночник, столкнувший страну на гибельный путь, журит экстремистов-рыночников Гайдара с Чубайсом за то, что они слишком уж прытко помчались по этой дороге. Статья похожа на брюзжание престарелого отца семейства, пославшего дочерей на панель и сетующего по поводу несоблюдения ими приличий в наряде и макияже. Что можно сказать о самом академике? Его можно сравнить с Толстым Львом Николаевичем. Тот был зеркалом русской революции — этот стал зеркалом русской проституции. Научной. За что и получил высочайшую милость самодержца всея Руси. Присвоение академику «почетного» зеркального звания попробую обосновать.

Чем нас не устраивает капитализм?. Ответ на этот вопрос дают нам все мировые СМИ, круглосуточно сообщающие о параличе общественного производства, гниющего от избытка богатств, накопленных человеком. Разумным, по классификации антропологов, и совершенно лишенным здравого смысла, если судить по его производственному поведению.

Причину кризисов перепроизводства нашел Маркс. Он связал ее с присвоением прибавочной стоимости, ради которой и осуществляется производство в рыночной экономике. И мудрость правителей, осторожность предпринимателей и даже их забота о страждущих, не спасают капитализм от врожденной болезни, которая сулит ему неизбежный конец. Все серьезные западные ученые-экономисты согласны с Марксом по поводу причины кризиса, но не считают болезнь смертельной. Они уверяют: кризис — приемлемая плата за технический и социальный прогресс. Но человечество убедилось, что прогресс этот выражен в мировых войнах, в постоянной угрозе со стороны сильных, в нищете огромных масс населения, а потому и хотело бы найти альтернативу капитализму.

Такой альтернативой считается социализм, который вылечит общество от кризисов перепроизводства, запретив присвоение прибавочной стоимости частными собственниками и направив ее в распоряжение всего общества. Что и было сделано в СССР. Правота Маркса была блестяще доказана в период великой депрессии, начавшейся в 1929 году и окончившейся только с началом второй мировой войны Депрессия была в Америке и Европе, а в СССР, наследнике малограмотной нищей России, — бурная индустриализация, всеобщее образование и расцвет культуры. Тот процесс, плодами которого мы пользуемся до сих пор, даже срубив дерево, принесшее эти плоды.

Взяв власть в свои руки, ликвидировав частную собственность на средства производства, введя планирование и добившись на этой основе бескризисного развития, большевики встали перед проблемой: как управлять производством без участия невидимой руки рынка. Эта проблема решена не была, что и послужило причиной краха раннего социализма. Главную негативную роль в этом деле сыграла экономическая наука и лично ее патриарх Олег богомолов.. Они саботировали создание в СССР современной технологии управления социалистическим производством.

Ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин и ни Плеханов не знали признаков готовности капитализма к передаче дел своему наследнику. Никто не знал, каких кондиций должно достичь производство, чтобы можно было освободить его от диктатуры рынка. Кроме того и исторический процесс пошел не совсем по Марксу. Революции совершались в отсталых странах, где мерзости капитализма, усугубленные мировой бойней, больше всего надоели народу. И этим отсталым странам, с отсталой наукой, отсталым сельским хозяйством и отсталой промышленностью пришлось создавать принципиально новый строй. Перепрыгнув (не по Марксу) капитализм.Перепрыгнуть, правда, не удалось. Пришлось достраивать капитализм, пришлось у него учиться. Эту работу с блеском выполнял Сталин, взяв у пораженного кризисом Запада опыт, оборудование и современные технологии.

Положение усугублялось тем, что и сам капитализм даже в самых развитых странах ( вопреки мнению Плеханова) не завершил цивилизаторской миссии и не был готов к трансформации в социализм. России (СССР) следовало, следуя примеру Сталина, доводить общественное производство параллельно с Западом до той степени зрелости, при которой эффективная социалистическая технология управления становится достижимой. Однако процесс этот остановился в 1964 году по вине лжеученых и недалеких вождей..

Рождение бюрократического ведомства под названием экономическая наука произошло в то время, когда большевики копировали западное производство, когда ничего другого было сделать нельзя. Заодно были скопированы западная бухгалтерия и западная экономическая наука. Но скопировать невидимую руку рынка было нельзя, а без этой волшебной руки западная экономическая наука превращалась в научную безделушку и средство для прокорма алхимиков-экономистов.

Поскольку невидимая рука рынка, определяющая, с одной стороны, эффективность производства, а с другой, — все пороки капитализма, несовместима с социализмом, то наука, казалось бы, должна была искать для нее полноценную альтернативу. Но у «науки» не было соответствующего инструментария, а потому и не было этой цели. Все на что она оказалась способной от рождения и до кончины — искать и находить уродливые квазирыночные подделки. Применяя в нерыночном производстве рыночные понятия: цена, прибыль и объем производства в рублях, «наука» запутывала себя и политическое руководство, она барахталась в дезинформации, как рыба в грязи. И наконец призналась устами своего товарища по несчастью Дмитрия Валового в том, что ни один из показателей, по которым оценивалась работа, не мог ответить на вопрос:хорошо ли работает завод (предприятие). «Наука» знала об этом со дня своего рождения, но скрывала факт, как секрет атомной бомбы и призналась только тогда, когда перестройка пошла ко дну, когда социализм отдавал богу душу. То есть не было никакой социалистической экономической науки, а было сообщество шарлатанов-очковтирателей, носящих научные мантии, как маскировочные халаты. И нет никакой случайности в том, что что эта «научная» армия, уподобившись армии Власова в полном составе перешла в лагерь врага. Вместе со всем своим генеральным штабом.

Можно бесконечно перечислять разные бесполезные и бессмысленные бюрократические реорганизации и реформы, проведенные лженаукой, но жалко тратить бумагу. Стоить отметить только зловещую реформу 65 года, носящую имя Косыгина, отцом которой был наш юбиляр. Этой бумажной реформой соблазнили Косыгина и он отказался от создания информационной инфраструктуры по проекту Глушкова. («Как наши ученые вырастили нищету» Проза старик31). Реформа юбиляра бесславно скончалась, отравив производственную атмосферу тлетворным запахом научного бюрократизма, а информационная инфраструктура, угробленная в СССР , но успешно созданная за рубежом, помогла капитализму найти полноценную замену волшебной руке. В сельском хозяйстве и в масштабе многоотраслевых концернов, в которых сегодня выпускается вся мировая технически сложная продукция.

Технология управления многоотраслевым концерном по сути своей социалистическая. Она подошла бы и нашей стране, учитывая что единоуправляемое производство СССР было увеличенной копией такого концерна. Но стараниями «науки» СССР и социализм остались без жизненно необходимых средств управления, что и предопределило их поражение.

Сегодня, критикуя Чубайса с Гайдаром юбиляр ссылается на опыт Китая, который правильно (по Богомолову) провел экономическую реформу. Но он, как всегда врет, а китайцы предпочитают вранью работу. Они и на рыночный путь встали, только наслушавшись брехни советских академиков-экономистов и убедившись, что гора «социалистической экономической науки» родила мышь — реформу Косыгина — Богомолова. Юбиляр дважды соврал: как ДЭН он не мог не знать, что резервы экстенсивного роста в СССР исчерпаны, а в Китае безмерны. В России такая реформа привела к криминальному капитализму, а Китай к социализму подвинула. Вплотную. Китай впитал в себя те научно -технические достижения, которые позволяют ему строить реальный успешный социализм. Тогда, когда капиталистическая корова, которую сегодня Китай доит , перестанет давать молоко.

Отец российской рыночной демократии Богомолов вместе с прочими академиками-экономистами, по-прежнему уверен в безальтернативности рыночных преобразований в СССР. И даже то, то в результате этих преобразований родился криминальный урод -РФ, его не смущает. Возникает вопрос — а для чего Богомолову с друзьями было семьдесят лет строить социализм, чтобы в мгновение ока превратить его в вульгарный капитализм, страдающий всем тем набором пороков, каким страдает капитализм, избежавший социалистических экспериментов? Не проще ли было знатоку Богомолову передать западным коллегам секрет превращения классического хворого капитализма в здоровый общественный строй и прекратить тем самым всяческие эксперименты. Но нет у Богомолова такого секрета, как нет его на этом свете вообще.

Экономическая наука в 17 году разделилась на две армии, воюющие между собой. Зря воевали. Обе армии заняты были одним делом — искали волшебный камень. Зовут его философским. Западным ученым он и сегодня нужен, чтобы избавить капитализм от кризисов. Советские же мыслители хотели с его помощью эффективно управлять социалистическим производством на базе науки и техники девятнадцатого столетия. А искать -то ничего и не надо: достаточно прекратить присвоение прибавочной стоимости отдельными любителями богатств и применить уже известные технологии управления. Только теперь уже 21-го века. Но это уже другая история. Для этого придется ждать банкротства капитализм.

P.S. Вопрос ученым экономистам — рыночникам всех цветов и оттенков — вы знаете как вылечить капитализм от кризисов? Если знаете, то давайте рецепт и идите к кассе за нобелевским гонораром. Никому после этого не нужен будет социализм. Если не знаете, то идите к чертовой матери — не мешайте создавать строй у которого этой болезни нет.