Статья-письмо. Инноватор — Грефу

Господин Греф!

Нахожусь под впечатлением от общения с банковскими работниками кредитных служб банков.

Хотелось бы высказать Вам своё видение ситуации по кредитованию инновационных научно-производственных старт апов. Не знаю, насколько оно будет Вам интересно, но те проблемы, которые попытаюсь здесь изложить, на мой взгляд, носят системный характер и препятствуют нормальному развитию экономики, создают препятствия на пути научно технического прогресса и индустриализации страны на основе отечественных инноваций. Известные факты. Банковские ставки по кредитам нереально высокие, намного выше инфляции, выше ставки рефинансирования. Объем обеспечения по залоговым уже оцененного имущества занижается, стоимость залогового имущества занижается. Очевидно, что банки извлекают ничем не оправданные сверхприбыли, обескровливая заемщиков, загоняя их в банкротство, разоряя реальный сектор, уничтожая народ.

Показательно значительное обогащение банков в кризис на фоне обанкроченных компаний, которые имели неосторожность занимать. Особенно цинично выглядят эти обогащания банков на фоне их вчерашних жалоб на высокие риски банков и трудностях банковского бизнеса Получается, что банкам во всеуслышание прибедняться, и после этого повышая ставки, банкротить должников выгоднее, чем заниматься нормальным честным кредитованием? Почему наши банки не работают с той же маржой, что работают западные или исламские? Очевидно, что желание хорошо жить — страшная сила, но где же здравый смысл в этом действе, где мораль?

Ваш банк не кредитует те компании, у которых в качестве основного вида деятельности — исследования и разработки (и это странно), а также малые производственные компании, у которых еще не начались продажи. Важный момент: примерно 50% всех изобретений в России регистрируются на физических лиц. Это значит, что половина всех изобретений страны от порога отметаются банковской системой. Сбербанк не кредитует инноваторов даже в том случае, когда у заемщиков есть возможность предоставить залог.

Известно, что научная производственная деятельность сильно отличается от ларёчного бизнеса, где на раскрутку последнего достаточно 1 недели. Малый, средний и крупный научно-производственный бизнес требует нескольких лет исследований и разработок, затем нескольких лет согласований, несколько лет на выход бизнеса на проектную мощность и еще определенное время на окупаемость. Наиболее ликвидная ныне компания НЛМК, не относящаяся к инновационному бизнесу, несколько лет, по некоторым данным около 5 лет, выходила на проектную мощность по продаже широко известного листового металлопроката с полимерными покрытиями. Поскольку это был новый продукт, к которому покупатель еще не привык и не узнал о его достоинствах, не было и продаж. При этом, у НЛМК на момент запуска производственной линии было все: известность, налаженные кооперационные связи, бренд, здания, сооружения, импортное проверенное б/у (не инновационное) оборудование, но, тем не менее, в начале у завода не было продаж.

У инновационных компаний, в особенности, производственных, как правило, в начале бизнеса нет ничего кроме энтузиазма, патентов, ноу-хау, компетенции, команды. Еще предстоит за несколько лет согласовать все документы, построить завод, спроектировать, изготовить, испытать, запустить инновационное оборудование, а уже затем начинать продавать свою продукцию, бороться за потребителя, платить деньги за узнаваемость бренда, налаживать кооперационные связи, налаживать сбыт продукции. Инновационный бизнес самый сложный из всех. Объем работ, сложность работ, технические риски выше (коммерческие не выше), чем у традиционных бизнесов, которые, как правило, начинают дело не на пустом месте.

Но, вместе с тем, наши традиционные корпорации не являются инновационными по своей природе. Оборудование у них преимущественно импортное, оттуда приходят к нам устаревающие технологии. Финансируя такие предприятия, закупающие импортное оборудование, Сбербанк, да и весь банковский сектор финансирует иностранную науку, иностранную промышленность, иностранный банковский сектор, а по большому счету он финансирует регресс и деградацию России, хотя, с точки зрения сегодняшнего дня такая ситуация выгодна и Сбербанку и Министерству по налогам и сборам. Но, это невыгодно всем остальным: отечественной науке, машиностроению, металлургии, химической промышленности и пр. В конечном итоге, такая разрушительная деятельность невыгодна народу и стране в целом.

Важнейшим негативным моментом на пути научно-технического прогресса в России является отсутствие возможности использовать интеллектуальную собственность в качестве обеспечения кредитов. Мы здесь отстаем от развитых экономик мира и не похоже, что в ближайшие годы ситуация поменяется. Почему наш отечественный изобретатель, инновационный предприниматель, обладающие российскими и иностранными патентами стоимостью десятки и сотни миллионов долларов не могут их использовать в качестве залога? Почему банки не используют в качестве залога заявки в иностранные патентные ведомства даже в том случае, когда на эту заявку российский патент уже получен? За рубежем международные патенты выдаются годами, но согласно результатам экспертиз можно с определенной вероятностью спрогнозировать прогноз получения патента, тем более, что иностранные патентные ведомства менее пристрастны, чем наше. Почему можно заложить в банк новый «Мерседес» — эту груду полуржавого железа и нельзя заложить интеллектуальную собственность стоимостью миллионы-миллиарды долларов, собственность, которая нашим промышленникам широко открывает двери западных и азиатских рынков? Мне это непонятно. Либо в Сбербанке работают некомпетентные, ограниченные, зашоренные люди, что, видимо не так, либо, может, со стратегией в банке что-то не так, либо банк работает на кого угодно, но только не на человека и бизнес? Почему, например, нельзя изучить мировой опыт, выйти на международные рынки интеллектуальной собственности, на международные рынки капитала, обслуживающего эти рынки интеллектуальной собственности?

Знаю, что Вы сторонник либеральной экономики. Хочу отметить важные моменты.

Анализируя позитивные моменты рынка и негативные последствия от широчайшего внедрения его в России, прихожу к выводу, что, по сути, эта модель в нынешнем виде ( в отличие от реальной экономической ситуации в Европе, там много примеров позитивной работы банков), в которой отсутствует стратегия, социальная ориентация, промышленная политика, банковская политика — чудовищно аморальна, непатриотична и вредна стране. Те бизнесмены, которые вырвались в лидеры, играют по своим диким античеловечным (отнюдь, не либеральным) правилам, навязывают эти свои правила стране, и не понимают одной простой вещи: любой бизнес должен приносить пользу обществу. Иначе, зачем нам такой бизнес нужен? Бизнесмены же не в вакууме свой бизнес создают и развивают? Народ создавал эту страну тысячелетиями, защищал, жизни клал на алтарь, народ строил фабрики и заводы, народ создавал науку, а нынешние чудо-предприниматели пришли, не заслуженно всем этим владеют, незаслуженно пользуются всем что вокруг и мало чего дают стране, людям. И теперь у нас полнейшая деградация всего и вся. За годы, так называемых, либеральных реформ уничтожены десятки тысяч предприятий, десятки миллионов высоковалифицированных рабочих мест, страна по разным оценкам потеряла 13-30 млн. человек. Раньше от «либералов» часто приходилось слышать о неэффективности госсектора и об эффективности частного сектора. Господа бизнесмены! Не будем считать склады для импортного барахла. Покажите нам, какие заводы и фабрики Вы построили за эти годы реформ? Покажите нам всемирно известные инновационные компьютеры, телефоны, станки, автомобили, которые вы делаете и продаете по всему миру? Вы ругали СССР, что он работал на оборону и не делал холодильники и компьютеры. Теперь у нас нет ни собственных холодильников (сплошь иностранные бренды), нет уже и оборонной промышленности и многих других отраслей.

На мой взгляд, цель банковского сектора как у кровеносной системы: в каждый участок организма постоянно доставлять питательные вещества, кислород и уносить из организма отработанные вещества и яды. Сейчас кровь не поступает в мышцы, не поступает опорно-двигательную систему, в участки головного мозга, отвечающего за моторику и мыслительные функции. Зато, кровь с избытком утекает за рубеж, а та, что остается в организме поступает в зоны наслаждений, пищеварительную систему. При этом, в отдельных участках организма самими же банкирами создаются жировые зоны, зоны застоя крови. На отдельных, ранее работающих участках организма создаются базы для складирования отобранного имущества тех заемщиков, которые еще смогли (но им не дали такой возможности) поднять свои бизнесы, на отдельных участках образуются горы трупов людей, потерявших работу. Организм гниёт…и умирает.

Полагаю, что общество, народ вправе потребовать у государства закрыть вредные для него (народа) коммерческие структуры, которые работают только на свое обогащение и ничего не делают полезного для отечественной экономики и для людей. Если люди умирают от наркотиков, то их запрещают. Аналогично, если банковский сектор не способствует развитию науки, промышленности в собственной стране, наоборот, разоряет его, тормозит прогресс, наживается на бедах всего что их окружает, то, полагаю, такому бизнесу не место в нашей стране. Пусть наши либералы-банкиры попробуют перевезти свои капиталы в западную Европу и поработать там, где жесткие правила, где не позволят нагло набивать карманы, уничтожая собственный народ. А после того, как эти «либеральные» банкиры уедут со своими деньгами, мы откроем здесь новые правильные банки, где за разумные риски, предпринимателям будут предоставлять разумные кредитные ставки 1-3%. Вот тогда и заживёт страна.

Что нужно сделать?

1.Наконец, надо прекратить дискриминацию и начать давать кредиты компаниям, занимающимся исследованиями и разработками. Нужно отменить этот глупейший запрет, тем более в главном банке страны (после ЦБ), банке, который возглавляет бывший министр экономического развития и торговли.

2.Нужно давать кредиты производственным компаниям под залог недвижимости (и пр.), находящимся на старте и медленно росте, и чуть меньше нужно давать кредитов торговым компаниям. Нужно для производственников сделать, хотя бы не дискриминационные условия, по сравнению с торговыми компаниями, а лучше, для них сделать минимальные ставки за счет торговых.

3.Нужно решить, наконец, вопрос с получением Сбербанком в качестве залога: интеллектуальной собственности (российские патенты, иностранные патенты и иностранные заявки, поданные через процедуру РСТ, с проведенной патентной экспертизой ФИПС или иностранных ведомств западных стран, США, Японии, Китая, Кореи). Пора выходить на мировые рынки ИС, привлекать западных партнеров, обучать отечественных, создавать банковские альянсы.

4.Сбербанк должен стать локомотивом проектного финансирования отечественного бизнеса с длительными сроками окупаемости, где сроки финансирования 10-15 лет и выше, поскольку наукоемкие крупные производственные проекты, логика их развития требуют этого. Сбербанк не должен отбрасывать мелких потенциальных клиентов, старт апы, как это происходит сейчас, и помимо дум об олигархах и своем кармане, должен подумать и о народе, об инновационных старт апах, которые нужно (по европейским ставкам) шаг за шагом выращивать в транснациональные корпорации, чтобы во всем мире знали что «Made in RUSSIA» звучит гордо.

Разумеется, у меня нет иллюзий, что Вы не знаете всего того, что я здесь изложил. Моя задача напомнить Вам, что все Ваши действия по управлению этим важнейшим для России Сбербанком играют стратегически важное значение для развития научно-технического, промышленного, интеллектуального потенциала России. При этом, каждый Ваш шаг (в том числе, недавнее деструктивное предложение о продаже Сбербанка) известен и фиксируется миллионами умных и внимательных людей, не равнодушных к своей стране и желающих ей процветания.

Мне остаётся пожелать Вам и всей нашей банковской системе чаще думать о людях, о стране, в которой Вы живете, и, главное: делать всё по справедливости и со здравым смыслом.
Предприниматель К.

Максим Калашников: все верно. Вот только писать такие письма грефам бесполезно. Даже не потому, что они их не прочтут. Просто бессмысленно обращаться к безграмотным, невежественным кретинам, подчас — бывшим работникам аппарата комсомола и собчаковской мэрии. Они, как мы уже показывали — неолиберальные полпотовцы, ультрамонетаристы, каковые — пусти их к власти в Германии или США — и тамошнюю экономику превратили бы в руины в самые рекордные сроки, узрев и в Америке, и в Германии множество «нерыночности» в политике тамошних государств.

Апеллировать к придуркам, которые никогда в жизни не управляли (успешно и качественно) ни единой компанией промышленного илиинновационно-промышленного сектора, а экономику изучали по эрзац-справочникам монетаризма, напечатанным на Западе специально для уничтожения туземцев (руками всякой чубайсни, а Греф — из этой колоды) — совершеннейшая потеря времени.
Они понимают, что не могут управлять хотя бы так, как менеджеры ЕС и США. А поому делают вид, что они — рыночнее всех.

Система, где президентом — пассажир со взглядами демкретинов образца 1989 года, где Чубайс — теневой король, где финансами крутит невменяемый Кудрин, в крупнейший банк возглавляет бывший командир оперативного отряда и экс-клерк мэрии Собчака — обречена на управленческий дефолт.

Как ее сбросить? Писать здесь не буду — за это статья 282 светит. Но для начала нужно выходить на улицу по любому поводу, на любой митинг. который кто=то устраивает — и кидат нормальные лозунги. Не идиотский типа «ампутации Кавказа» — а нормальный. Ампутации разбойничьего квазикапитализма — и требовать свободы выборов.
Это — хотя бы для начала. Первый же подобный митинг, если на нем будет свыше 5 тысяч, перепугает власть.