В XIX веке его знала вся Россия. Промышленники, купцы, железнодорожники, учёные, художники и литераторы переписывались с ним, искали встреч. «Суждения этого мыслителя и практика быстро разносились по всей Европе. Не было мнения справедливее и выше, если оно звучало из его уст».

«Он пользовался неограниченным доверием за границей; его имя было и перед русской высшей администрацией ручательством за успех и правильное ведение всякого дела». Так отзывались современники о Фёдоре Чижове. А ныне он почти забыт, хотя отличился не только на поприще предпринимательства, но и на ниве благотворительности.

Фёдор Васильевич Чижов (1811–1877) – общественный деятель, писатель и предприниматель, родился в семье преподавателя Костромской губернской гимназии. Отец воспитал сына как истинного христианина, вложил в ребёнка твёрдые нравственные устои, научил мыслить строго логически, обогатил его ум философскими идеями.

Хотя Чижов и принадлежал к дворянству, из-за ухудшения материального положения семьи он прошёл в детстве и юности суровую школу труда, нужды и лишений. Тем не менее, сумел окончить Петербургский университет, показав особые способности к математике. Написал первое отечественное сочинение о паровых машинах. Одновременно глубоко изучал историю искусства, которую считал «одним из самых прямых путей к истории человечества». Бывал за границей – в Италии, Германии, Богемии, южнославянских странах, во Франции. В Париже изучал идеи Фурье и Сен-Симона, но они не удовлетворили его в силу чрезмерной приземлённости и учёта только материальной стороны жизни.

Общаясь с виднейшими славянофилами, Чижов стал глубоко привержен вере в особое предназначение «русского стебля от корня Иафетова», по выражению отца-основателя учения Алексея Хомякова. В 1847-м был арестован за несанкционированное посещение южнославянских стран и выслан из столиц на Украину. Только в 1856-м Александр II разрешил Чижову вернуться в Москву.

В промышленном и торговом центре страны набирало силу движение, ориентировавшееся на национальные ценности; нередко новые предприятия основывались по патриотическим соображениям. Однако хозяевами многих отраслей экономики России являлись иностранцы. Сердце Чижова болело от этого. Его заветной целью становится просвещение народа и содействие всестороннему развитию промышленности и торговли в России.

Чижов подал анонимную записку на имя Александра II о необходимости реорганизации системы управления промышленностью России. Если бы его предложения были приняты, страна получила бы экономическое самоуправление, какого не знала и Западная Европа. Однако финансовое ведомство на это не согласилось.

По-иному приняли идеи Чижова основатель «Вестника промышленности» Александр Шипов и его брат, владелец бумагопрядильной фабрики и механического завода Дмитрий. Они поручили Фёдору Васильевичу редактировать журнал и приложение к нему – газету «Акционер» (впоследствии – совместно с профессором Московского университета Иваном Бабстом).

Каждый номер содержал обзор экономической конъюнктуры в России и за рубежом, состояния промышленности и торговли, новинок механики и технологий, свежих идей и трудов в области экономики и финансов. Названия многих статей говорят о проблемах, не решённых в России до наших дней, например, «О лесных продуктах как о богатстве, которым мы не умеем ещё пользоваться». Авторы выступали за быстрое развитие промышленности в России, доказывали необходимость уничтожения крепостного права, подчёркивая, что «свободный труд – непременное условие каждого промышленного дела», и ратуя за замену барщины вольным наймом. Уже в первом номере журнала отмечалось, что строительство заводов и фабрик часто ведётся совершенно невежественными людьми. У кого завелись деньги, тот и строит, «но из двадцати заводчиков едва ли хоть один понимает и изучает дело». Обычно – копируют то, что у других, по слухам, идёт хорошо.

В первое время становления промышленности в России заводчики и фабриканты стремились получить наибольшую прибыль и жестоко эксплуатировали рабочих, сводя оплату к минимуму. А славянофилы настаивали на том, что она должна не только полностью удовлетворять все потребности, но и содержать некоторый излишек, чтобы обеспечить развитие человека. В очерках об отдельных промышленных центрах (например, «Село Иваново» – о средоточии российской хлопчатобумажной промышленности) показывалось, что неразумность жизни рабочих, лишённых образования и духовного просвещения, становится одной из общественных язв. В статье «Каким путём должно идти образование низших сословий общества?» Чижов утверждает, что ограничивать доступ к знаниям – преступление перед обществом и Богом.

В журнале впервые в России был поставлен и всесторонне обоснован вопрос о необходимости создания частных банков. В Англии, где капитал накапливался постепенно, они существуют давно. В США обосновались переселенцы, не имевшие больших средств, а потому в этой стране получили распространение акционерные банки. В России же нет доверия к такой форме, потому что здесь нет единого хозяина. Случаи банкротства акционерных обществ нередки; бывало, что учредители, забрав деньги вкладчиков, исчезали в неизвестном направлении. Поэтому к частным банкам доверия будет больше.

С 1864 года Чижов возглавляет экономический отдел в газете Ивана Аксакова «День», где инициирует пересмотр разорительного для России таможенного тарифа. Неизменно выступает за расширение прав земства. Пытается распространить славянофильский идеал свободы на частное предпринимательство. Цель – просвещение народа и содействие всестороннему развитию промышленности и торговли в нашей стране.

Одним из самых злободневных вопросов в экономической и общественной жизни России второй половины XIX века становится строительство железных дорог. У нас много пишут о его размахе в тот период, но обычно не уточняют, что осуществлялось оно в основном на внешние займы, а проложенные пути находились под контролем иностранного капитала. Чижов считал, что зарубежные инвесторы и специалисты наносят вред отечественной промышленности. Вот как он отзывался о деятельности Главного общества российских железных дорог, которое контролировалось иностранным капиталом и управлялось французскими инженерами: они «просто грабили Россию, строили скверно вследствие незнания ни климата, ни почвы и того невыносимого презрения, которое они питали к русским инженерам».

К слову, Чижов стремился применить свои идеи в жизни, прежде всего в области конкретной экономики, и весьма преуспел в этом. Чтобы убедить сомневающихся в возможности России самостоятельно строить хорошие дороги, он вместе с инженер-генерал-лейтенантом Андреем Дельвигом, (двоюродным братом Антона, лицейского друга Пушкина) и своими давними партнёрами Шиповыми становится инициатором прокладки первой русской частной «образцово-показательной паровозной железной дороги». Она прошла от Москвы до Сергиева Посада, была продлена впоследствии до Ярославля, а затем и до Вологды. Построенная силами исключительно русских рабочих и инженеров, на деньги отечественных капиталистов, дорога получилась действительно образцовой – и по устройству, и по бережливости в расходах, и по строгой отчётности в управлении.

Чижов вошел в состав ещё одного правления – Московско-Саратовской железной дороги. Но масштабное строительство требовало развития банковского дела, кредитной системы. При активном участии Чижова в 1866 году открылся Московский купеческий банк, ставший в России вторым по величине. Он был организован учредителями не как акционерное общество, а как товарищество на паях. Только за первые два года основной капитал банка вырос с 1,2 до 5 миллионов рублей. В «помощь… бедному и слабокредитному торгующему люду» в 1869 году учреждается Московское купеческое общество взаимного кредита, Чижов избирается председателем.

Наладив работу этих учреждений, он передал бразды правления в них ближайшим сподвижникам. А сам вместе с группой промышленников решил выкупить у правительства Московско-Курскую железную дорогу, не допустив тем самым её передачи иностранным компаниям. Для этого пришлось разработать сложную финансовую операцию, которая увенчалась успехом. К 1889 году, когда правительство опять вернуло себе эту железную дорогу, выкупив её в казну, стоимость акций МКЖД возросла в несколько раз, а на имя уже умершего к тому времени Фёдора Чижова оказались отложенными более шести миллионов рублей.

Наживший крупное состояние, деньгами он интересовался мало. Жил холостяком, на себя тратил лишь самое необходимое, доходы употреблял на покупку книг и помощь нуждающимся. «Деньги портят человека, – говорил он, – а потому я отстраняю их от себя». Много помогал учреждениям народного образования, лично содержал стипендиатов, оплачивал поездки молодых специалистов за рубеж для ознакомления с постановкой дел на промышленных предприятиях и железнодорожном транспорте.

Чижов выступал за создание сети путей сообщения, развитие металлургии и машиностроения, повсеместное открытие учебных заведений технического профиля. В 1876 году организовал строительство стратегической Донецкой каменноугольной железной дороги до Мариуполя, которую возглавил молодой Савва Мамонтов.

В последние годы жизни Чижов продолжал принимать деятельное участие в финансово-промышленном учредительстве: вёл переговоры об образовании акционерного общества Киево-Брестской железной дороги, занимался экономическим обоснованием и расчётами рентабельности Костромской и Киржачской веток Ярославского направления, планируя продлить их в Сибирь. Им было создано Ташкентское акционерное шелкомотальное общество, написан устав сельского банка. Чижов намеревался построить кольцевую железную дорогу вокруг Москвы, так как был убеждён, что для города это будет «просто благодеяние».

Крупным торгово-промышленным предприятием Чижова была прокладка морских путей на русском Севере. Осуществить проект взялось образованное Архангельско-Мурманское срочное (т. е. регулярное) пароходство по Белому морю и Ледовитому океану. В этом проекте воплотилось давнее стремление предпринимателя оживить северные окраины России. Комментируя учреждение Беломорского и Северо-Двинского акционерного общества, приступившего к разработке богатств территории, Чижов указывал: «Устройство общества… должно радовать, как доказательство, что деятельность и предприимчивость проявляются не в одних столицах, которые до сих пор почти исключительно работали и за себя, и за провинции. Подобная сосредоточенность, вредная во всех отношениях, в особенности вредна в деле промышленности тем именно, что, стягивая все силы и выгоды к одним центрам, препятствует образованию в провинциях… новых капиталов, останавливает… дальнейшее развитие отдалённых от столиц краёв…» Чижов доказывал необходимость равномерного развития регионов Российской империи.

По мнению северян, он стал для России такой же ключевой и значительной фигурой, как Михайло Ломоносов. Родившись веком позже, предприниматель сумел воплотить в жизнь то, что учёный-энциклопедист гениально предвидел.

Стремясь приблизить народное образование к запросам развивающейся отечественной промышленности, Чижов всемерно содействовал подготовке для её нужд технической интеллигенции и рабочих. Свой огромный по тем временам капитал он завещал на благотворительные цели – строительство родильного дома и открытие в Костромской губернии технических училищ.

Савва Мамонтов, ученик и душеприказчик Чижова, выполнил завещание наставника. На два миллиона рублей были построены пять первоклассных технических училищ в Костромской губернии, остальные четыре миллиона стали неприкосновенным капиталом, обеспечивающим на проценты от них ежегодное содержание образовательных учреждений и премирование авторов лучших работ в области промышленности.