Принятое в среду решение «Роснефти» дать ВР еще месяц на то, чтобы попытаться завершить оформление их ставших столь дискуссионными планов сотрудничества, дало всем вовлеченным сторонам некоторую передышку.

Но желчность и раздражительность между ВР, ее действующими российскими партнерами, возглавляемыми олигархом Михаилом Фридманом, и воюющими кремлевскими кланами сейчас на таком уровне, что очень сомнительно, что соглашения удастся достичь. Возможно, сделку удастся завершить лишь когда политический градус в Москве спадет — после президентских выборов будущего года.

ВР вышла из переговоров с консорциумом олигархов Alfa-Access Renova после того, как AAR выдвинул требования, названные ВР «нереалистичными», в отношении выкупа его пятидесятипроцентной доли в ТНК-ВР, их российском совместном предприятии.

ВР и AAR вели переговоры с тех пор, как AAR заблокировал сделку ВР и «Роснефти», предприняв успешные действия на юридическом фронте, заявив, что это соглашение нарушает роль ТНК-ВР как инвестиционного инструмента ВР в России.

Но бесплодные дискуссии и споры позволили, по крайней мере, выяснить, что решение вопроса может быть куплено — и у него есть своя цена. Как сообщал ft.com, AAR оценил всю ТНК-ВР в 70 с небольшим миллиардов долларов, а свою долю — в 35 с небольшим миллиардов. ВР предложила 27 миллиардов.

Учитывая, что стороны сейчас настроены сверхвраждебно, и AAR обвиняет ВР в том, что британская компания действовала у них за спиной, заключая соглашение с «Роснефтью», разрыв не выглядит таким уж огромным. Можно ли было на этой основе достичь договоренности? Никто не знает.

За Фридманом и компанией, судя по всему, стоит какой-то политический импульс, раз Игорь Сечин, вице-премьер и главный сторонник сделки ВР и «Роснефти», был вынужден уйти с поста председателя совета директоров «Роснефти» по приказу Дмитрия Медведева. Якобы, его смыл новый курс, направленный на большую прозрачность власти. Но это явно не принесло ничего хорошего политическому положению г-на Сечина, несмотря на его репутацию ближайшего соратника Владимира Путина, премьер-министра.

Экономические либералы вокруг Медведева думают, что их кандидат одержал важную победу по мере ускорения своей предвыборной кампании по переизбранию на пост президента. Но Сечин остается верховным куратором энергетической политики. Возможно, но просто предпринял тактическое отступление. Так что AAR должен действовать очень внимательно.

Консорциум рискует столкнуться с рисками в своих отношениях с ВР. Раз уж цифры оценки ТНК-ВР обеими сторонами стали известны, миллиардеры из AAR должны опасаться, как бы их не посчитали слишком жадными, учитывая, о каких огромных суммах идет речь. Медведев и Путин оба хорошо понимают, что огромные богатства способны раздувать гнев и раздражение российской общественности, напоминая о пропасти между богатой элитой и всеми остальными. С приближением выборов они не хотят неприятных последствий или негативной реакции, связанной с тем, что Фридман и компания могут получить 30 миллиардов долларов или больше за то, что раньше было государственными активами.

Кремль не может принимать что бы то ни было как должное. Если ВР или AAR вернутся в арбитраж, который занимается разрешением их спора, обе сторону могут вынудить раскрыть потенциально неудобные документы.

Между тем, и ВР, и AAR будут принимать во внимание тот факт, что при ценах на нефть свыше 120 долларов за баррель котировки могут считаться высокими по прошлым стандартам. Если ближневосточный кризис утихнет, они могут резко упасть. Для ВР это может быть причиной выжидать. Но Фридману и компании стоит поспешить.

ВР придется столкнуться с все более недовольными и враждебно настроенными акционерами, с которыми руководство компании встречается на ежегодном общем собрании в четверг. Ведущие акционеры уже высказывались, как публично, так и частным образом, против сделки с «Роснефтью», задаваясь вопросом о выгодах заигрывания с российской контролируемой государством компанией и обмена с ней акциями, как подразумевает соглашение.

Но ВР нужно искать новые запасы нефти, и российская часть Арктики, где ВР и «Роснефть» планируют объединить усилия, — одно из немногих крупных оставшихся неразведанными мест на земле.

В конечном счете, многое будет зависеть от Путина. Он сказал Бобу Дадли, исполнительному директору ВР, вначале, что он не может просто диктаторским образом заключить сделку. В этом он, как оказалось, был прав. Но по-прежнему явно в интересах России найти технологически продвинутого международного партнера для Арктики. Да и интеграция российских государственных компаний с глобальным бизнесом путем соглашения с ВР и ей подобными — тоже в российских интересах. Однако, такие долгосрочные цели требуют времени для исполнения. Возможно, краткосрочные задачи, подразумевающие необходимость справиться со сложными личными, финансовыми и политическими интересами, оказываются слишком сложны прямо сейчас. Возможно, все это будет выглядеть несколько легче после выборов. В особенности, если упадут цены на нефть.