На Всемирном зерновом форуме, состоявшемся в Санкт-Петербурге, поднималась тема агропромышленного потенциала нашей страны. Судя по заявлению министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник, у России серьезный потенциал на этом направлении, и в среднесрочной перспективе наша страна могла бы увеличить объем экспорта зерна до 40–50 млн тонн, подняв свою долю на мировом рынке до 20%.

Вместе с тем в экспертной среде нет единого мнения о том, стоит ли России наращивать экспортный потенциал. Некоторые аналитики считают, что нашей стране необходимо в первую очередь ориентироваться на внутренний рынок, увеличивая собственное потребление зерновых. И в случае быстрого развития внутреннего рынка излишков для экспорта может просто не оказаться.

Способна ли Россия занять 20% мирового рынка зерна?

Николай Харитонов, первый зам. председателя Комитета ГД по аграрным вопросам

Я противник на сегодняшний день превращать зерно в экспортное направление. Мы должны восстановить производство мяса крупного рогатого скота, мяса птицы, потому что продажа зерна равносильна продаже в сыром виде газа и нефти. На этом зерне надо производить мясо — мясо крупного рогатого скота, мясо птицы, свинину. Например, в год на одну свинью необходимо одна тонна зерна.

Говоря «А», надо говорить и «Б». Об этом, кстати, и Зубков говорил, что 30 млн тонн мы будем экспортировать. Но надо тогда говорить и о мясном балансе в стране. Мы же не можем завозить по миллиону тонн мяса крупного рогатого скота. Мы завозим мяса крупного рогатого скота 600 тысяч тонн, мы завозим почти 1,5 млн тонн куриного мяса. Это годовые показатели. Мы сегодня продовольствия завозим более чем на 30 млрд долларов. Зачем это надо?

Петр Свечников, член Комитета ГД по аграрным вопросам

С точки зрения реальной обстановки, я считаю, что этот элемент возможен при выполнении ряда определенных условий. Какие это условия? Первое: на сегодняшний день огромная проблема в Российской Федерации состоит в том, что довольно значительное количество людей имеют свои маленькие клочки земли, которые они получили в виде разных, так сказать, «нарезов», однако на сегодняшний день на этих долях сельскохозяйственное производство не ведется.

Причин здесь много, причины есть объективные, есть субъективные. Главное состоит в том, что не каждый человек, который получил землю, способен с точки зрения своей подготовки заниматься сельскохозяйственным производством, с точки зрения технического оснащения заниматься и так далее. Поэтому в этой ситуации государство, как мне видится, могло бы пойти на то, чтобы выкупить эти доли у собственников, а затем сдавать эту землю в аренду, скажем, на 49 лет, людям и организациям, которые занимались и имеют возможность заниматься сельскохозяйственным производством. Вот это первый момент, и его надо обязательно учитывать. А второй в том, что, как свидетельствует состояние сельскохозяйственного производства, необходимо на сегодняшний день серьезно заняться техническим оснащением нашего села.

Андрей Паршев, публицист

Это реально, при одном уточнении. Дело-то в том, что речь идет в основном о кормовом зерне, то есть мы мясо-то импортируем. Вот раньше, в советское время, те урожаи, которые получали и которые были существенно выше нынешних, использовались собственным агропромышленным комплексом для производства молока, и мяса, и яиц. Сейчас, видимо, сложилась ситуация, при которой мы это покупаем, и, соответственно, некоторые теоретические резервы кормового зерна могут остаться, если мы хотя бы распашем то, что в советское время каким-то образом использовалось.