Миллиардер Джордж Сорос предрекает беду. Знаменитый спекулянт отвёл Европейскому союзу в лучшем случае три месяца на спасение единой валюты – мол, осенью будет уже поздно что-либо предпринимать.

Слово «спекулянт» употреблено не в осуждение почтенному финансисту: это в советском УК спекуляция была уголовном преступлением; в нынешнем же мире финансовые спекуляции суть весьма уважаемое занятие, в котором г-н Сорос и преуспел. «Уронил» в своё время английский фунт чуть ли не собственноручно – как к такому человеку не прислушаться!

Так вот теперь Сорос настроен крайне тревожно. Он взял на себя труд приехать в итальянский городок Тренто на Фестиваль экономики – мероприятие, которого иначе мир бы, наверно, и не заметил, – чтобы произнести несколько банальностей, несколько банальных неточностей – и очень грозное предостережение.

Банальности: «Маастрихтский договор имел фундаментальный изъян. Его главная слабость была хорошо известна его создателям: он устанавливал валютный союз без создания политического. Но евро также имел некоторые другие дефекты, о которых создатели не знали и которые полностью не поняты даже сегодня. Оглядываясь назад, сейчас ясно, что главный источник бед заключается в том, что государства-члены евро уступили Европейскому центральному банку свои права печатать бумажные деньги».

Кто сказал, что европейцы не знали о рискованности этого шага, неведомо, но Сорос считает: не знали. Да и сейчас далеко не всё эти недотёпы осознают: «Они считают, что это бюджетная проблема, в то время как это больше проблема банковского сектора и проблема конкурентоспособности производства». Это уже, на мой взгляд, были неточности – крайне типичные для финансистов. Конечно, нынешние судороги в ЕС не являются чисто бюджетной проблемой, но проблема уж и никак не банковская.

Извините, но правильный ответ тоже не слишком оригинален. Беда в том, что процветание в кредит кончилось если не навсегда, то надолго – в частности, и банки испытывают затруднения со втюхиванием новых кредитов. А сделать следующий шаг, признав одной из важнейших, если не важнейшей причиной кризиса чрезмерную долю финансового сектора в доходах экономики, Сорос, как и любой другой финансист, и не хочет – и не может.

Но оставим банальности и контрбанальности – посмотрим, что миллиардер советует. По Соросу, нужно ввести страховку банковских депозитов, чтобы остановить массовый отток вкладов из банков, который сейчас происходит на периферии ЕС. Банкам необходимо обеспечить доступ к прямому финансированию из фонда Европейского стабилизационного механизма, который должен заработать в июле 2012 года; необходимо также ввести общеевропейские инструменты контроля и регулирования. Теперь вопрос: а кто всё это должен делать?

А делать это должна Ангела Меркель. Ещё цитата: «По моему мнению, у властей есть окно в три месяца, в течение которых они могли бы ещё исправить свои ошибки и обратить вспять нынешние тенденции. Под властями я имею в виду главным образом правительство Германии и Бундесбанк, потому что в условиях кризиса кредиторы сидят в кресле водителя, и ничего нельзя сделать без немецкой поддержки».

Это не ново: на недавней встрече Большой восьмёрки тоже прозрачно намекали, что платить за спасение ЕС должна Германия. Но почему именно три месяца? А потому что к осени может ослабнуть и немецкая экономика – и «канцлеру Меркель будет очень сложно убедить немцев взять на себя ещё какие-то еврообязательства». Сорос лукавит: госпоже Меркель и _сегодня трудно убеждать в этом немцев. И французов, и всех остальных, кто громко или тихо жаждет ослабления бюджетных ограничений. Ещё и ещё раз: где-то уже начавшийся, а где-то грозящий спад жизненного уровня делает крайне трудным, а то и невозможным продолжение политики затягивания поясов – точнее говоря, дальнейшую легитимацию такой политики с помощью демократических процедур.

Ведь надо же понять, за что должны будут голосовать избиратели, скажем, той же Греции. Вот в конце мая греческий ЦБ опубликовал прогноз: падение ВВП страны при соблюдении договорённостей с ЕС и МВФ – более 6% в первом же году и никакой «морковки» в последующем; выход из еврозоны – 22% спада в первый же год, а всего – 55%. И как тут ожидать появления устойчивого правительства?

Так что почти наверняка лидеры ЕС продолжат попытки спустить ситуацию на тормозах, малыми дозами отпуская вожжи: той же Греции дадут некоторые послабления – выиграют годик; Испании что-нибудь позволят – ещё полгодика… А там, глядишь, вдруг и рост каким-нибудь неизвестным науке способом проклюнется.
Получится потихоньку да помаленьку спуститься с обрыва, не перевернув всю телегу, – ну, и чудненько. Не получится – ну, значит, не получилось…