В день 20-летнего юбилея известного на всю страну разгромленного государством нефтяного гиганта ЮКОС на сайте пресс-центра Михаила Ходорковского и Платона Лебедева были опубликованы интервью бывшего исполняющего обязанности управделами ООО «ЮКОС Москва» Алексея Курцина, отсидевшего по «делу ЮКОСа» семь лет и девять месяцев, и некого бывшего юриста компании, эмигрировавшего в 2004 году в Лондон. Сейчас он вернулся в Москву, но не желает раскрывать свое имя, до сих пор боясь преследования.

Алексей Курцин, изначально был приговорен к 15 с половиной лет лишения свободы по сумме трех приговоров, позже срок был сокращен, связано это с поправкам в Уголовный кодекс, принятыми во время президентства Дмитрия Медведева. В августе 2012 года Курцин вышел из тюрьмы, освобожденный условно-досрочно. Сейчас бывший топ-менеджер ЮКОСа работает в благотворительном фонде, помогающем хосписам.

В своем первом интервью после освобождения Курцин поведал, что в ЮКОС попал в должности старшего специалиста в конце 1997 года. Двигаясь по карьерной лестнице, Курцин стал сначала начальником сектора, потом — заместителем начальника отдела, затем — начальником отдела, заместителем управляющего делами. С ноября 2003 года по ноябрь 2004 года (до момента ареста) исполнял обязанности управляющего делами ООО «ЮКОС Москва».

Курцин согласился с мнением журналистов, что, по сути, все три суда осудили его за одно и то же преступление — хищение и легализацию денег ЮКОСа под видом оказания благотворительной помощи различным фондам и организациям. Это он объясняет попытками властей путем увеличения количества дел достигнуть «определенного общественного резонанса, для создания негативного представления о компании в целом и об отдельных работающих в ней сотрудниках в частности».

Отвечая на вопрос о самом тяжелом дне, Курцин вспомнил два эпизода. Первый, когда приехавший адвокат сообщил о смерти отца, причем это произошло спустя целых три недели после его кончины. Администрация колонии должна оповещать заключенных о гибели близких родственников, но в случае с Курциным это сделано не было, кстати, именно на глазах у родителей и арестовали Курцина. Он до сих пор недоумевает, как оперативникам удалось его выследить именно на квартире родителей, на момент ареста он уже долгое время проживал отдельно. Позже его мать сравнивала арест сына с похищением человека, видимо, именно такие ассоциации он у нее вызвал. Второй эпизод связан с отказом Преображенского суда Москвы удовлетворить ходатайство о снижении срока наказания (через некоторое время Мосгорсуд все-таки изменил это решение).

В преддверии юбилея Курцин отметил, что воспоминания о компании у него «многоплановые, в целом очень хорошие». Особо отметил он очень высокий темп корпоративной жизни и то внимание, которое уделял глава компании Михаил Ходорковсий информационным технологиям, генерируя новые инновационные проекты. «Интересная работа — это квинтэссенция воспоминаний обо всем», — так суммарно подытожил деятельность ЮКОСа Курцин.

Кроме интервью Курцина, в день 20-летнего юбилея на сайте было опубликовано интервью некого бывшего юриста, который в 2004-м решил эмигрировать в Лондон, спасаясь от уголовного преследования.

Человек, решивший не называть своего имени, пришел в ЮКОС в 1996 году. Он был сотрудником правового управления, которому больше всех досталось от правоохранительных органов. Именно правовое управление компании лидирует по количеству возбужденных уголовных дел и лиц, севших в тюрьму. Среди сотрудников этого управления немало и покинувших Россию под угрозой уголовного преследования. Такое же решение принял и этот человек, эмигрировал он спустя неделю после ареста своей коллеги Светланы Бахминой в декабре 2004 года, сейчас он вернулся на Родину, продолжает работать юристом, занимаясь частной практикой.

Экс-юрист компании, анализируя «дело ЮКОСа», отметил, что его в первую очередь сильно «задела как избирательность применимого права в части этих репрессивных мер, так и полное отсутствие какой-либо правовой основы для этих вещей». Он припомнил и злобные статьи о компании, опубликованные в 2003 году в журнале «Компромат», особо он подчеркнул то, что этот журнал невозможно было нигде купить, распространялся он только в трех местах: в киосках Госдумы, администрации президента и Совета Федерации.

Интересно отметить, что оба интервьюера называют Ходорковского не иначе как Михаил Борисович. Собеседники отметили, что и сейчас, спустя 10 лет, бывшие сотрудники ЮКОСа общаются и поддерживают отношения, многие стали хорошими товарищами. Заслуги в создании особой атмосферы на работе принадлежат лично Ходорковскому не в последнюю очередь. Его подчиненные вспоминают, что, «когда проводились новогодние корпоративы, Ходорковский обходил столы (рассадка была по подразделениям) и всегда что-то обсуждал с людьми, все очень непринужденно проходило. Все себя считали частью команды. Семьи, наверное, громко сказано, но команды — да».