Правительственная комиссия по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в России за четыре года своего существования одобрила проектов с инвестициями на 1 трлн. рублей. «Результат, в общем и целом, неплохой», – заявил на прошедшем вчера заседании комиссии премьер-министр Дмитрий Медведев.

Но радоваться особо нечему – этот триллион, привлеченный за годы президентства Медведева, намного не дотягивает до размеров предкризисного роста инвестиций в страну. На днях UNCTAD (комиссия по инвестициям ООН) презентовала очередной доклад «World Investment Report-2012», посвященный динамике прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире. По данным экспертов, объем ПИИ в России так и не достиг докризисного уровня 2008 года. Мало того, в нынешнем году приток ПИИ, по данным Росстата, даже немного снижается по сравнению с показателями 2011 года. Но самое главное – ухудшается качество инвестиций. Именно поэтому докризисные темпы роста остаются для российской экономики недостижимой мечтой, считает ведущий эксперт Центра развития НИУ-ВШЭ Сергей Пухов.

При этом, по словам президента Международной организации кредиторов Роберта Абдуллина, вполне очевидно, что именно увеличение притока ПИИ в условиях вступления России в ВТО должно стать одним из основных стимулов развития отечественной экономики. И как мы будем развиваться?

В ходе заседания Медведев отметил, что в связи с вступлением России в ВТО и работой в рамках Таможенного союза комиссии «предстоит научиться работать в новых условиях».

По данным экспертов Центра развития НИУ-ВШЭ, создание ТС уже отразилось на российском импорте. Импорт из СНГ снижался в течение года: если в мае прошлого года он составлял 4,2 млрд. долларов, то в мае этого года – 3,8 млрд. В июне он вырос на 6,5 % к маю, но это вряд ли может переломить общую тенденцию в динамике импорта, прогнозируют эксперты.

Традиционно считается, что рост импорта в страну – это плохо, а его снижение – хорошо. На самом деле это не совсем так – смотря что импортировать. Например, импорт готовой продукции – это однозначно плохо, потому что российские предприятия вынуждены конкурировать с иностранцами, и зачастую «сдают» им рынок. А вот импортное оборудование и станки для новых производств только приветствуются.

Однако, по словам Сергея Пухова, российские компании не собираются инвестировать в новое оборудование. В России встало все: никто не покупает новые станки, никто не инвестирует в расширение производства. Для примера, на страны дальнего зарубежья – Европу, Китай, США – приходится 85 % российского импорта. И 53 % импорта из этих стран составляет продукция машиностроения, то есть различное оборудование, необходимое для создания и расширения производства. Однако с начала года импорт этой продукции замер на уровне 12 млрд. долларов, по сравнению с 23-24 млрд. предыдущих лет.

И, соответственно, то же самое произошло с инвестициями российского бизнеса в основной капитал. Сначала стагнацию инвестиционной активности экономисты пытались объяснять думскими выборами, потом – президентскими, но выборы давно закончились, а отечественные компании так не начали инвестировать в развитие производства. По мнению экспертов Центра развития, это связано с политикой «закручивания гаек», которую осуществляют власти, что ухудшает качество институтов и замедляет рост экономики, а в будущем способно вообще «заморозить» рост инвестиционного импорта и инвестиций в развитие. А ведь они необходимы для модернизации экономики, особенно после вступления России в ВТО.

Таким образом, в данном случае от снижения импорта российские компании вовсе не выигрывают. За первое полугодие инвестиции в России выросли лишь на 10 %, а по итогам года их рост составит примерно 8 %, прогнозируют эксперты. И это совсем не 15-20 % в год, на которые инвестиции росли до кризиса. Так что можно констатировать – «миссия» улучшения инвестклимата России, которую поставил себе Медведев вступив на пост президента, оказалась для него «невыполнимой».

Вернемся к докладу UNCTAD: приток ПИИ в России, рассчитанный по методологии Центробанка, вырос в 2011 году на 22 %. Но их общий объем все же оказался на 30 % ниже пика 2008 года, и перспективы по росту притока эксперты оценивают как «негативные».

В Центре развития НИУ-ВШЭ, в свою очередь, проанализировали доклад UNCTAD и сделали несколько интересных выводов. Во-первых, произошел своего рода «раскол» БРИКС. В Бразилии и Китае объем ПИИ в 2011 году заметно превзошел уровень 2008 года (в Бразилии – в полтора раза, в Китае – на 14 %). С другой стороны, в Индии, России и Южной Африке инвестиции на 30–40 % отстают от предкризисного максимума. Но при этом Россия отличается еще и плохим качеством инвестиций: в отечественных ПИИ «крайне велика доля реинвестированной прибыли и низка доля green-field проектов, то есть нового строительства», свидетельствует анализ экспертов.

Во-вторых, Россия, Индия и Южная Африка отстают по размерам ПИИ не только в сравнении с «локомотивами» БРИКС, но и с остальными развивающимися странам, где уровень 2008 года превзойден в среднем на 5 %.

И, в-третьих, в России снижается отношение ПИИ к ВВП. Перед кризисом 2008 года наша страна занимала по нему первое место среди стран БРИКС – 4,5 %, опережая даже Китай, а в прошлом году этот показатель упал до 2,9 %. По мнению экспертов, «если конъюнктура на рынке нефти не будет улучшаться, то динамика прямых инвестиций в Россию может ухудшиться, ведь если отвлечься от нефтяного фактора, то по степени инвестиционной привлекательности Россия отстает от многих своих конкурентов».

При этом, по словам главного экономиста Центра развития НИУ-ВШЭ Валерия Миронова, теперь Россия будет вынуждена конкурировать с другими странами за привлечение инвестиций даже собственных транснациональных сырьевых компаний, таких как «Газпром» или «Роснефть», которые станут искать наиболее эффективное применение своим капиталам. Именно по этой причине наши нефтяники все чаще не возвращают нефтедоллары в Россию. Наша страна стала единственной в составе БРИКС, которая в последние годы инвестирует за границу больше (3,6 % ВВП в 2011 году), чем зарубежные инвесторы вкладывают в ее экономику. И упомянутый Медведевым триллион составляет всего лишь около 2 % от нынешнего ВВП России. Вот такая невеселая арифметика получается.