В Госдуме 16 сентября прошли парламентские слушания по теме «Основные направления развития законодательства в сфере интеллектуальной собственности». На них выяснилось, что серьезные недостатки имеются и в уже принятых и начавших действовать антипиратских законах, и в еще только готовящихся к принятию. Было признано, что возражения и претензии сетевой индустрии к тому закону, который вступил в силу с 1 августа, высказывались не зря.

Напомним, что перед самыми летними каникулами по рекомендации президента, которого в свою очередь очень сильно просила об этом кинематографическая общественность, Госдума молниеносно приняла комплекс антипиратских мер, позволяющий правообладателям на видеопродукцию не просто обращаться с исками в суд, но и получать от него санкции на блокировку незаконного интернет-контента. Сетевое сообщество тогда жаловалось, что ее мнение о неизбежных в будущем технических сложностях, которые последуют за такими простыми решениями, никто слушать не стал. Например, блокировки по IP-адресу могут привести к тому, что закрываться будет доступ не только к незаконному содержанию, но и ко вполне добропорядочному.

И вот на этих парламентских слушаниях депутат из «Единой России» Роберт Шлегель, возглавляющий подкомитет по развитию интернета в комитете ГД по информационной политике, сообщил, что им уже подготовлен законопроект, снимающий многие возражения сетевиков, и что он вот-вот будет внесен в Госдуму. Сегодня такой документ в базе законодательных актов ГД действительно появился. Кроме того, как уже было заявлено Шлегелем, в нем выполняется обещание, которое было дано депутатами летом. Напомним, что тогда было решено немедленно защитить только кинопродукцию, а вот остальными авторскими правами – на музыку, литературные произведения, компьютерные программы и так далее – заняться уже на осенней сессии. Впрочем, первоначально планировалось, что это будет сделано в ходе работы над обновленным Гражданским кодексом. Но поскольку Госдума принимает его по кускам, постоянно откладывая то одни, то другие, если вокруг них начинается столкновение интересов, Шлегель решил пойти по более простому пути.

Главное послабление, предлагаемое им, – это освобождение от какой-либо ответственности за пиратский контент так называемых информационных посредников, то есть провайдеров, операторов связи и поисковых систем, в том случае, если они нормально сотрудничают с правообладателями. А именно, реагируют на их запросы по поводу незаконного использования каких-либо произведений, контактируют с владельцами сайтов, уведомляя их о необходимости удалить или заблокировать пиратские разделы или ссылки. В общем, если информационные посредники не делают вид, что проблемы авторских прав их не волнуют, то к ним никаких претензий, в том числе и у суда, не возникнет.

При этом в проекте Шлегеля закладывается возможность наказывать «неконструктивных» представителей интернет-сообщества. Для этого истцу при подаче в суд надо предоставить копии своей переписки, например, с покрывающим пиратов провайдером. Кстати, блокирование интернет-контента по IP-адресу со стороны информационных посредников описывается как крайняя мера, применяемая либо когда хозяин ресурса на обращения не реагирует, либо когда установить точный адрес страницы с пиратским содержимым невозможно. А так общим правилом для ищущего справедливости и судебной защиты правообладателя закладывается следующее: он обязан точно указать адрес того продукта, который принадлежит ему и используется кем-то без его позволения.

Стоит отметить, что в проекте есть и еще один страховочный механизм, на появлении которого настаивали представители интернет-индустрии. Они просили пояснить, что будет, если правообладатель или не является таковым на самом деле, или владеет правами либо не в полной мере, либо не самостоятельно, а вместе с кем-то. В общем, когда по одному основанию результаты интеллектуальной деятельности использовать в сети можно, а по-другому – вроде как нельзя. Скажем, из-за спора между самими совладельцами копирайта. Так вот предполагается, что если в результате судебных разбирательств выяснится, что требования об удалении или закрытии каких-то ресурсов были все-таки неправомерны и владелец сайта либо информационный посредник понесли от этого материальные убытки, то тому, кто подавал на них иск в суд, могут быть предъявлены финансовые претензии. И он обязан будет их удовлетворить.

А решать все эти и многие другие проблемы интернет-пространства будет суд по интеллектуальным правам. Однако споры о видеоконтенте по-прежнему остаются исключительно в компетенции Мосгорсуда. Его председатель Ольга Егорова приняла активное участие во вчерашних парламентских слушаниях. В частности, она сообщила, что как только упомянутый закон начал действовать, сайт Мосгорсуда подвергся серьезным хакерским атакам. «Весь мир на меня обрушился», – пошутила Егорова, объяснив, что киберудары исходили с серверов, расположенных в 12 странах, например, в Китае, Великобритании, Голландии и Польше.

С начала действия антипиратского закона до середины сентября в Мосгорсуд поступило 56 исков, сообщила она, 39 из которых были признаны правомерными и взяты к производству. По всем ним были приняты и те самые обеспечительные меры – досудебное блокирование сайтов, односторонняя направленность которых так беспокоит сетевой бизнес, что даже единороссы вынуждены буквально на ходу корректировать одно из самых сложных во всем мире законодательств – по авторским правам.

Кстати, появление законопроекта Шлегеля – это не только ответ на конструктивную критику быстро принятых, а от того не слишком адекватных решений. Напомним, что на правительственном портале общественных инициатив 100 тысяч подписей весьма быстро набрало предложение вообще отменить «закон 1 августа». Кстати, положенные по указу президента два месяца на принятие решения по таким инициативам уже почти истекли. По данным «НП», специальная рабочая группа, которая занимается их оценкой, собирается вынести свое решение в 20-х числах сентября. Понятно, что проект Шлегеля станет основанием для того, чтобы отказать в данной инициативе подписавшимся за нее гражданам.

А еще инициатива Шлегеля, появившаяся крайне оперативно, объясняет, почему на прошлой неделе Госдума не стала принимать в первом чтении проект закона, подготовленный единороссом Станиславом Говорухиным и рядом других депутатов. Ведь в нем предлагается добавить в КоАП специальную статью – «Непринятие мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим информацию с нарушением интеллектуальных прав».

Штрафы по этой статье предлагаются весьма суровые. Так, если для граждан это 5 тысяч рублей, то для должностных лиц – уже 50 тысяч, а для юрлиц – вообще от 300 тысяч до одного миллиона рублей. Кстати, наказание эта новая статья КоАП вводит как раз для тех самых информационных посредников, которым Шлегель теперь предлагает дать послабление за конструктивное сотрудничество с обиженными правообладателями.