Российский концерн «Газпром» вполне ожидаемо «заморозил» проект Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море. Как пишет американский деловой журнал Forbes (перевод РИА «Новый Регион»), французский Total и норвежский Statoil теперь могут расслабиться и остановить дорогостоящие $20-миллиардные вложения в арктические исследования. Самому же «Газпрому» предстоят сложные времена — эта стратегическая, по мнению издания, ошибка может привести к тому, что Москва попрощается с ролью законодателя цен на «голубое топливо».

Издание отмечает, что, судя по заявлениям «Газпрома», «заморозка» проекта является лишь временной. Однако, не являясь законодателем глобальных трендов по сжиженному природному газу, Москва при этом все меньше влияет на цены на газ в Европе, и что немаловажно — в Азии. Речь идет не только о сжиженном газе, но и о газопроводном. Такие реалии, судя по всему, еще не осознал президент России Владимир Путин. Но когда это все же произойдет, это должно спровоцировать Кремль к быстрому решению проблемы. Газопровод «Южный поток» был создан как раз для такого случая, он сможет залатать дыры на юго-восточных рынках. Это жалкая политика и явный признак того, что амбиции России уменьшились до региональных, пишет обозреватель Мэтью Халберт.

Перспективы «Газпрома» оставляли желать лучшего и до «сланцевого взрыва», даже учитывая тот факт, что северо-западные российские месторождения были призваны обеспечить растущий рынок СПГ (сжиженного природного газа) еще с начала 2000 годов.

Как отмечает издание, все что сделал «Газпром» за последнее десятилетие не принесло прибыли («Северный поток» в Европе не в чести). Только Штокман в конечном счете имел для России долгосрочную перспективу. Месторождение обладает резервами не только гораздо крупнее всего норвежского континентального шельфа, а его разработка могла решить серьезную проблему, которая начала появляться с 2001 года. Если в 2006 году наземная добыча газа составляла 556 млрд кубометров, то в 2011 году — всего 513. Дни «легкого» газа позади, пишет журнал. «Стратегический Штокмановский газ» мог открыть путь в будущее для России.

Журнал обращает внимание, что Россия сегодня почивает на 30% мировых запасах газа, однако российское производство составляет менее 5% от мирового оборота СПГ. Факт это прискорбный, если вспомнить, что Россию считают газовым аналогом нефтяной Саудовской Аравии. Несмотря на разговоры, которые вел «Газпром», в последнее десятилетие реально было сделано очень мало, хотя у России был шанс оказывать влияние на всех рынках и стать глобальным игроком.

Сейчас об этом можно забыть. России гораздо комфортней продвигать идею о том, что консервация новых проектов, которая приводит к сокращению объемов газа, подтолкнет стоимость «голубого топлива» вверх и приблизит их к её более существенной зависимости от нефтяных цен. Это могло бы быть верно, если бы не тот факт, что 250 млн тонн СПГ, как ожидается, ежегодно будут поступать на рынок в ближайшие 10 лет. Запад, Африка, Восточная Африка, Северная Америка, Ближний Восток или Австралия, среди них России придется искать место под солнцем на европейском и азиатском рынках. Теперь Москве не удастся задавать темп ценам и объемам продаж. Те, кто соберется покупать «голубое топливо» ценам, которые привязаны к стоимости нефти, в конечном счете, просто разорится. При этом китайцы, надо сказать далеко, не так глупы. Если Россия не сможет сориентироваться в общем ценовом потоке, Пекин так и не подпишет контракт на газпромовские 70 млрд кубических метров по завышенной цене, прогнозирует издание.

Российская восточная газовая программа провалится, не говоря уже о падении потенциала Москвы, которая кормится с восточного и западного рынков. Построив этот рынок, Москва теперь может стать просто гостем на этом празднике жизни.

Чтобы вырваться из этого болота, необходимо для начала увеличить производительность крайне доходного арктического месторождения, либо поднять цены на газ внутри страны посредством реформ. Стоимость газа внутри России составляет всего треть, если не меньше, от мировых. Путину придется либо установить реальную цену на «голубое топливо», чтобы «Газпром» мог продолжить свое амбициозное развитие, либо пойти на серьезную приватизацию. Сейчас же он не делает ничего.

Ситуация развивается таким образом, что президент России, скорее всего, просто «заморозит» проблему, и пойдет простейшим политическим путем, продвигая проекты европейских газопроводов, чтобы монополизировать местные поставки. «Северный Поток» уже подкармливает европейские рынки, а с «Южным» — он сможет покрыть и юго-восточную Европу. Россия может получить тотальный контроль над этим регионом, в руки Москвы могут попасть не только рычаги влияния на «постсоветское» пространство, но и доступ к серьезному политическому влиянию в Турции. Вполне возможно, что при таком раскладе Россия даже сможет диктовать условия «каспийским» странам.

Такие перспективы звучат впечатляюще на первый взгляд. Однако, как полагает журнал, таким образом Россия низвела себя до роли регионального игрока. Чтобы вернуть себе роль глобального игрока, Штокман должен был опередить конкурентов на Ближнем Востоке, Австралии и Африке, уже не говоря о создании газового картеля для регулирования мировых цен на газ.

Только вот к несчастью для России, Путин свои планы менять не планирует. Он то и дело постоянно жалуется на структуру западного рынка, а разработки сланцевого газа США подорвали российскую модель. Путин не в состоянии понять, что Россия должна вести свою игру, чтобы решить проблему сланцевого газа.

Как прогнозирует издание, Штокман еще долгое время останется «закупоренным» во льду до тех пор пока Путин будет у власти (до 2018 года точно), а, возможно, даже дольше. Это трагедия для России, но хорошие новости для всех остальных, полагает Forbes.