Геополитический конкурент стал для Дели главным экономическим партнером

По данным индийского министерства развития людских ресурсов, КНР недолго будет оставаться самой многонаселенной мировой державой. Уже в 2020 году население Индии превысит число граждан КНР.

Предполагается, что менее чем через девять лет индийцев, проживающих на родине будет порядка 1 450 млн человек, в то время как сдерживаемое различного рода государственными программами («одна семья – один ребенок») население Поднебесной остановится к этому моменту у отметки 1 400 млн. При этом средний возраст индийца составит 28 лет, и он будет младше среднестатистического китайца аж на 20 лет. Вывод о том, за кем азиатское будущее, напрашивается вроде бы сам собой. Однако в действительности картина не столь однозначна.

— Во-первых, между Индией и Китаем налицо взаимная заинтересованность в развитии экономических отношений, — поясняет директор индийского института стратегических исследований в области безопасности Арун Сахгал. — Уже сейчас объем двусторонней торговли составляет более $ 60 млрд. В ближайшие три года эта цифра может возрасти до $ 100 млрд. Фактически Китай становится главным торговым партнером Индии и заметно опережает по этому показателю и США, и ЕС.

Но бурно развивающееся партнерство в экономической сфере не снимает накопившихся политических проблем. На первом месте среди них — сотрудничество КНР с Пакистаном в сферах атомной энергетики и ВТС. По мнению экспертов, китайско-пакистанское партнерство носит ярко выраженный антииндийский характер. Причем если к факту стратегических отношений Пекина и Исламабада в Дели уже успели привыкнуть, то действия КНР по укреплению своего влияния в других соседних с Индией странах вызывают у Дели закономерную озабоченность. Речь идет прежде всего об осуществлении крупных инвестиционных проектов на Шри-Ланке, Мальдивах, в Мьянме и Бангладеш.

— Китайское экономическое сотрудничество со странами СААРК, которые Индия всегда воспринимала как зону собственных жизненных интересов, могло бы и не вызывать такого раздражения, – говорит Арун Сахгал. — Но параллельно с инвестиционными проектами заключаются новые договоренности в сфере обеспечения безопасности под предлогом защиты своих капиталовложений! Да, это еще не угроза индийской национальной безопасности, но это повод для озабоченности.

Отдельная статья в отношениях двух держав — пограничный вопрос. Неурегулированность отношений в этой сфере заставляет стороны с подозрением относится к действиям друг друга. Пекин обеспокоен тем, что индийские вооруженные силы все чаще проводят совместные учения с американцами. Индия же не может закрывать глаза на то, как активно китайцы развивают инфраструктуру в спорных районах. Военный бюджет Китая только официально составляет $ 91,5 млрд. против $ 36 млрд. у Индии. Численность китайских вооруженных сил – 2,25 млн. человек, индийских – 1,3 млн. По ВМС преимущество также на стороне Поднебесной – 75 кораблей и 65 подводных лодок против соответственно 30 и 14. НОАК располагает более чем 7000 основных боевых танков и 1670 истребителями против около 3000 танков и 500 истребителей у Индии. Сооружаемые КНР железные и автодороги позволят ей в сжатые сроки перебросить к границе значительные контингенты войск. Таким образом, баланс сил на границе составит один к трем не в пользу Индии.

«Китайская военная угроза» усиленно обсуждается в индийских СМИ. На днях были опубликованы выдержки из доклада Пентагона. В нем отмечается, что уже к концу того же 2020 года завершится перевооружение НОАК, которое позволит ей осуществлять «операции высокой интенсивности» вдали от Поднебесной. Китайцы также разместят на индийской границе ракеты, способные нести ядерный заряд.

Для полноты картины осталось добавить, что гендерный дисбаланс в КНР оставит несколько десятков миллионов дееспособных мужчин без жен, а последствия мирового кризиса — без возможности работать.

Выводы индийцами, похоже, сделаны. На границе с Китаем решено разместить еще две ударные дивизии.

Впрочем, в прямом военном столкновении стороны не заинтересованы.

— Несмотря на то, что в Китае последние годы среди молодежи растут националистические настроения, обострять ситуацию на границе ему совершенно ни к чему, — считает замдиректора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев. – Сейчас очень сложная обстановка в китайском правительстве, которое готовится к партийному съезду и передаче власти следующему поколению политиков.

По словам Карнеева, Индия слабее Китая, поэтому эскалация конфликта ей тоже не нужна. Пограничная проблема существует с начала ХХ века, и вряд ли можно ожидать, что она будет быстро решена, но и обострений в ближайшие годы, похоже, не будет.

Но в любом случае два азиатских гиганта продолжат жестко конкурировать за сферы влияния в Азии и за природные ресурсы в Африке и на Ближнем Востоке. Причем успех этого заочного противостояния в наименьшей степени зависит от того, на чьей стороне перевес в численности населения.